«Ничего плохого в том, что сибирские татары помнят свои корни, как и бухарцы, нет»

15.11.2021

Как татары «прирастают Сибирью»

Мы  продолжаем наш сериал, посвященный татарским общинам в  регионах Российской Федерации и  тем людям, которые несмотря ни  на  что сохраняют национальную идентичность за  пределами Татарстана. Нашей второй остановкой стал Сибирский федеральный округ, в  который входят 10 субъектов федерации (в  двух из  них нет татарских общественных организаций). Разнообразия здесь в  отношении татарского населения значительно больше, чем на  Дальнем Востоке. Тут имеются Омская и  Кемеровская области, а  также Красноярский край, где живет 30-40  тыс. наших соплеменников, но  есть Республика Алтай и  Тыва, там живут по  300-400 татар.

И  множество событий. Тут и  обещающий стать ежегодным шахтерский Сабантуй, и  помощь всем миром погорельцам из  села Каракуль. А  еще сибирские татары, гордящиеся своим происхождением, но  не  отделяющие себя от  татарского мира, поговорили о  жизни сибиряков с  представителями головного офиса Всемирного конгресса татар в  Казани, а  также с  самими активистами, живущими за  тысячи километров от  столицы РТ. В  Республике  Алтай с  численностью населения в  221  тыс. человек согласно переписи-2010 живет 414 татар  — это лишь 8-е место, тут живет больше даже немцев и  армян. По  сведениям из  ВКТ, здесь нет своей татарской организации, хотя они и  находится в  стадии формирования. Пока  же за  регион отвечает совместное РТНКА Алтайского края и  Республики Алтай. «Работаем вместе с  губернатором над созданием аллеи снежного барса» Лидеры общины Анвар Аминов   — председатель Региональной татарской национально-культурной автономии Алтайского края и  Республики Алтай, Флора Зинатуллина —  руководитель алтайской краевой общественной организации «Центр татарской культуры «Дулкын», Фагим Ахметгалиев —  глава ДУМ Алтайского края.Известные татары Фарида Габдраупова   — председатель представительства Союза российских писателей в  Алтайском крае, Фарид Салеев   — заслуженный изобретатель РФ, Ринат Баширов -организатор и  участник фестивалей авторской песни, Саида Аминова   — создатель фольклорного татарского ансамбля «Сандугач».В  Алтайском крае действуют две организации  — местное РТНКА и  «Дулкын», которые активно принимают участие и  в  мероприятиях, проходящих в  Казани. ВКТ также отмечают большую работу Соборной мечети Барнаула и  ее  имама, возглавляющего ДУМ Алтайского края Фагима Ахметгалиева . 2018 году, на  25-й юбилейный Сабантуй, который расположился тогда вдоль реки Катунь, приезжали президент Татарстана Рустам Минниханов   с  большой делегацией из  Казани, а  также губернатор Алтайского края Виктор Томенко и  на  тот момент глава Республики Алтай Александр Бердников.

—  В  Барнауле  — порядка 2,5  тыс. татар. Наша татарская община находится на  первом месте среди других национальностей на  Алтае. Мы  участвуем во  всех краевых и  республиканских мероприятиях. Ежегодно уже по  традиции наша автономия проводит национальный Сабантуй, два раза на  праздник приезжал Рустам Минниханов. Наша автономия организует много культурных и  экономических проектов, в  том числе мероприятия в  сфере туризма совместно с  Конгрессом татар. Ежегодно к  нам приезжают гости и  артисты из  Татарстана.

Алтай  — родина снежного барса. На  сегодняшний день мы  активно работаем вместе с  губернатором над созданием аллеи снежного барса. А  в  2006 году на  въезде в  республику у  реки Катунь установили памятный знак древним тюркам «Алтай  — сердце Евразии». В  перспективе будут и  экологические проекты. В  автономии мы  занимаемся не  только культурными мероприятиями, но  и  поддерживаем деловые связи с  Татарстаном.В  Барнауле есть Соборная мечеть. Ее  строительство начали в  1993 году, а  в  2002–2003 годах ее  запустили. В  Алтайском крае насчитывается семь мечетей. Председатель Духовного управления мусульман Алтайского края Фагим хазрат Ахметгалиев  — татарин, достойный и  уважаемый у  нас человек. Благодаря ему религия получила такое развитие. Также мечеть в  Барнауле поддерживают Рустам Минниханов, гендиректор ОАО  «Сетевая компания Ильшат Фардиев и  ПАО «Татнефть», за  что мы  им  очень благодарны.

При поддержке Василя Шайхразиева нам предоставлен в  долгосрочную аренду офис, в  котором сделали капремонт благодаря финансовой поддержке Татарстана. На  сегодня это место сбора для проведения татарских мероприятий. Например, регулярно проводим литературные вечера Мусы Джалиля, Габдуллы Тукая, Сары Садыковой, ставим спектакли на  татарском языке. К  изучению родного языка стараемся привлекать и  молодежь, тем более Марат Ахметов поручил развивать язык и  культуру. Перед пандемией к  нам приезжала девушка из  Татарстана, преподавала татарский язык, а  также вместе с  бабушками учила молодежь готовить татарскую выпечку. Тогда все потянулись в  наш татарский центр. Я  хотел  бы этот проект продолжать развивать и  даже расширить. Между собой, в  основном, татары общаются на  русском языке, но  на  национальных мероприятиях мы  стараемся общаться на  родном языке. Я  сам тут родился, жил в  русской среде, но  татарский язык на  бытовом уровне понимаю.

Все мы  следим за  успешным и  стремительным развитием республики Татарстан и  ее  экономики. Там ведется грамотная политика. Минтимер Шаймиев все это начинал, а  Рустам Минниханов достойно продолжает. Поэтому к  нам в  татарский центр приходят не  только чистокровные татары, но  и  те, у  кого бабушки и  дедушки были татарами или есть двоюродные братья и  сестры. А  ведь раньше этого стеснялись, даже имена пытались брать другие. Теперь  же все кардинально поменялось, всем стало ближе родное татарское. В  целом, у  нас нет глобальных проблем, со  всем справляемся сами.

Иркутская область: Лидеры общины Рамис Султанов —  председатель «Татаро-башкирского культурного центра» города  Иркутска, Гульнур Ахметшина   — преподаватель ИГПУ, активистка «Татаро-башкирского культурного центра».

Известные татары Ринат Сагдеев —  предприниматель, Тимур Сагдеев   — депутат Законодательного собрания Иркутской области, Сергей Сафиулин   — глава Ушаковского муниципального образования, Ринат Ямалиев   — заместитель руководителя СКР по  Иркутской области.ВКТ отмечает работу организации, которую возглавляет Рамис Султанов, при этом в  целом ряде городов региона (Братск, Ачинск и  др.) работают свои татарские общественные структуры. Мечеть Иркутска  — исторический объект, построенный купцами Шафигуллинами, немало татар переехало сюда во  времена столыпинских реформ. В  области проводят различные   фестивали и  конкурсы. В  последние годы в  сельской местности стали преподавать татарский язык. Татарстан старается помочь с  учебниками, другой литературой, на  местный Сабантуй направляются татарские артисты из  Казани. Рамис Султанов   — председатель «Татаро-башкирского культурного центра» город  Иркутска:—  То, что у  нас по  переписи 2010 года проживает более 22 тысяч татар  — цифра некорректная, ведь в  начале нулевых перепись показала 31 тысячу. Я  говорю нашим: «Вы  себя правильно позиционируйте!» Там в  переписи есть вопросы хитрые: на  каком языке вы  разговариваете дома? Говоришь, что на  русском, и  тебе пишут «русский».Ураза-байрам, курбан-байрам проходят у  нас в  Соборной мечети Иркутска. Социально ориентированные мероприятия у  нас, конечно, есть, Сабантуй  — большой праздник. Проводим конкурс «Ангара таңнары»  — отбираем таланты: вокал, ансамбль, разговорный жанр и  так далее, победителей отправляем в  Новосибирск на  следующий этап. Каждую осень проходит «Каз өмәсе» в  октябре–ноябре, в  разных районах.

Офис у  нас есть в  ресурсном центре, там несколько национальных объединений. У  нас есть еще организация «Байкал дулкыны»  — молодежная организация, есть автономия Иркутской области, есть объединение «Содружество».   У  нас есть татарские деревни  — порядка 10-ти. В  Асинском районе 6 деревень, где татарский язык преподают: Алой, Маниловск, Залари и  т.  д.С  Татарстаном плотно работаем через конгресс, московскую автономию. Проблемы есть, финансовые, например. Но  главная  — нет учителей татарского языка. Я  выходил с  предложением  в  КФУ, чтобы на  практику отправлять студентов татфака, мы  готовы их  3-4 месяца размещать у  себя, содержать, это время мы  бы полноценно занимались татарским языком. В  этом году 12 детей направили в  пионерский лагерь в  Казань для погружения в  татарский язык, это была очень хорошая помощь.

Кемеровская область: Лидеры общины Тагир Бикчантаев   — председатель РТНКА Кемеровской области, муфтий ДУМ Кемеровской области, Наиль Хисматуллин   — руководитель национально-культурной автономии татар Прокопьевска. Известные татары Варис Кульмухаметов   — председатель совета директоров ООО  «СибЭлектро», Евгений Нургалиев   — член правления РТНКА Кемеровской области. ВКТ напоминает, что в  Кемерово муфтият и  автономию татар возглавляет Тагир Бикчантаев , который сам родился в  татарской деревни Сар-Саз Юргинского района Кемеровской области, поэтому хорошо знает родной язык. Кемеровская мечеть  — одна из  красивейших в  Сибири, носит имя матери экс-губернатора Амана Тулеева «Мунира». Татар много не  только в  Кемерово, но  и  в  Прокопьевске, Анжеро-Судженске, Березовском, Новокузнецке, везде есть местные организации, входящие в  РТНКА. В  этом году прошел международный шахтерский сабантуй.  В  следующем году (мероприятие должно стать ежегодным) шахтерский сабантуй пройдет, возможно, в  Прокопьевске. Кемеровский губернатор Сергей Цивилев предложил в  2023 году провести федеральный Сабантуй. В  регионе есть древние села сибирских татар. В  Кемеровской области также живут тюркоязычные народы (шорцы, телеуты и  др.), которые себя считают татарами.Татар, если судить по  переписи населения 2010 года более 40 тысяч.Тагир Бикчантаев   — председатель РТНКА Кемеровской области, муфтий ДУМ Кемеровской области:

—  Татар, если судить по  переписи населения 2010 года более 40 тысяч, это люди, которые приехали сюда в  начале  XX  века, особенно их  было много в  послевоенное время. Их  завозили на  шахты, если взять книги о  погибших шахтерах, то  практически каждый третий-четвертый погибший –это татарин. Я  думаю, что сегодня, когда идет перепись, нас будет значительно меньше, потому что у  большинства из  них оставались родственники в  Татарстане, и  шахтеры, выходя на  пенсию, уезжают на  родину. Заходя в  мечети Татарстан, а  почти в  каждой можно встретить пенсионеров-шахтеров, которые здесь проживали, а  потом вернулись в  Татарстан. Немало татар, которые во  время столыпинских реформ приезжали, они считают себя местными, есть здесь татарские деревни, которые столетиями стоят, есть мечети  XVIII–XIX  веков, мы  их  сейчас обновляем. Деревни, не  только татарские исчезают, но, несмотря ни  на  что, в  трех деревнях есть школы, в  которых факультативно   преподается и  татарский язык. У  нас порядка 20 творческих коллективов татарских, все это объединяет областная автономия, есть  порядка пяти местных автономий, мы  все вместе стараемся сохранять свою национальную идентичность.Помощь от  Татарстана, конечно, есть, например, когда еще при Тулееве у  нас была крупная авария на  шахте Распадская в  городе Междуреченск, где погибло более 150 человек, там  же пострадали и  татары. Когда мы  отправляли родственников погибших шахтеров в  Татарстан на  неделю, они в  Старо-Татарской слободе были, мечетях, в  Болгаре. Если до  поездки они не  выпячивали свою татарскость, то  приехали совершенно другими. Люди стали гордиться, что они татары. Татарстан смог так развиться, что им  гордятся не  только татары. Это, во-первых. Во-вторых, оказывается любая консультативная помощь, и  от  министерства образования, от  ВКТ, министерства культуры  — для меня это все одно. Конгресс он  всегда с  нами, сегодня делает огромное количество проектов, которые помогают сохранить нас, как татар. Диктанты, конкурсы, посвященные Мусе Джалилю, Габдулле Тукаю  — огромная помощь. В  мечетях у  нас проповеди проводятся везде на  русском языке, хотя большинство имамов татары, получившие высшее образование в  казанских исламских вузах, они свободно владеют татарским языком, но  у  нас большинство прихожан не  татары. В  татарских  же деревнях проповедь ведется на  татарском, если есть желающие послушать татарские проповеди  — пожалуйста, у  нас есть конференц-зал, я  налью чаю и  произнесу на  родном языке. Проблематично только, что молодежь уже не  знает по-настоящему татарский язык.

Красноярский край: «Самая северная мечеть в  мире, даже в  Книгу рекордов Гиннеса вошла»Лидеры общины Вагиз Файзуллин   — председатель Совета  Региональной татарской национально-культурной автономия Красноярского края «ЯР», Гаяз Фаткуллин   — председатель ДУМ Красноярского края.Известные татары Эдхам Акбулатов   — экс-председатель правительства Красноярского края, ректор Сибирского государственного университета науки и  технологий имени академика М.  Ф.  Решетнева, Ишмурат Гайнутдинов   — многолетний глава Северо-Енисейского района Касноярского края. Красноярский край  — особенный регион, заявляют в  ВКТ, здесь более 40 татарских деревень, большинство жителей которых  — это переселенцы из  современного Татарстана (Мамадышский, Сабинский, Тюлячинский районы), там еще сохраняется язык. В  Лесосибирске, некоторых других городах есть татарские организации, они ведут активную работу. В  Красноярском крае в  2015 году   прошел федеральный сабантуй.   Здесь также активно работает знаменитый вокально-хореографический ансамбль «Йолдыз», довольны в  Казани и  работой ДУМ Красноярского края. Вагиз Файзуллин   — председатель Совета  Региональной татарской национально-культурной автономия Красноярского края «ЯР»: —  В  свое время в  регионе было 62 татарские деревни, и  только две из  них не  были основаны во  времена   столыпинских реформ. Сейчас в  29 из  них более-менее теплится жизнь. На  территории  7 аулов татарских сохранились школы, в  трех школах идет изучение татарского языка: в  двух школах с  2-го по  9-й классы, в  одной  — с  2-го по  11-й. Это села Отношка Казачинского района, Елга Большеулуйского района, Березовый Лог в  Ужурском районе, ее  еще в  народе называют Кызыл май.   В  остальных в  качестве факультатива стараются изучать язык, к  этому подтягиваются клубы, библиотеки. Есть у  нас краевой Дом дружбы, в  котором можно встречаться, есть гражданская ассамблея, но  отдельного какого-то татарского центра  нет. Из  официально зарегистрированных организаций у  нас региональная автономия, плюс четыре местные. Отдельно про Норильск, там расположена местная татарская автономия, надо сказать  — мы  на  материке, они на  острове находятся, обособленно живут, до  нас 2,5 тысячи километров и  только на  самолете можно добраться. Мы  издали книгу «Татары, 100 лет на  берегах Енисее», там 57 биографий наших земляков, татар Красноярского края  — герои соцтруда, руководители крупных предприятий, ученые, врачи.

Бизнесменов, финансирующих наши мероприятия, я  не  буду называть, они не  хотят огласки, но  скидываются на  проведение Сабантуя. Есть группа ребят, которым интересно сохранение татарской культуры, даже если языком они не  владеют. При поддержке членов автономии -организационной, финансовой  — были построены с  нуля   мечети в  городе Красноярск, деревне Отношка, Икшурма, отремонтированы четыре столетние мечети за  наш счет, за  исключением Енисейской 105-летней мечети кирпичной, которую мы  включили при поддержке губернатора в  план подготовки города к  400-летию. Сами восстановили двухэтажную деревянную мечеть –единственную сохранившуюся в  России. Самая северная мечеть  — в  Норильске, но  там мы  не  очень-то вложились, норильчане сами вкладывались  — это самая северная мечеть в  мире, даже в  Книгу рекордов Гиннеса вошла.У  нас есть два соглашения с  Татарстаном, которые были подписаны о  сотрудничестве, идет их  реализация. ВКТ помогает литературой, участием творческих коллективов на  наших концертных программах, учеба директоров ДК, расположенных в  татарских поселениях, учителей-педагогов татарского языка, приезжают специалисты из  Татарстана на  Сабантуй.Проблемы всегда есть, их  никогда не  изжить на  100 процентов. У  нас педагоги доморощенные, хотя самостоятельно занимаются, ездят в  Казань на  курсы переподготовки, но  таких квалифицированных педагогов, выпускников филологических факультетов татарского языка у  нас нет, к  сожалению. Сказать, что ждем  их… Возникает проблема  — где будут жить, работать, ведь у  них нагрузка будет копеечная. И  потом не  каждый из  выпускников филфака поедет из  Казани в  Сибирь, это наши деды поехали.

Новосибирская область: Лидеры общины Амир Гараев   — председатель РТНКА Новосибирской области, председатель Ассоциации татар Сибири, Равза Тихомирова   — директор госучреждения «Новосибирский областной татарский культурный центр». Известные татары :  Ринат Максютов   — директор научного центра вирусологии и  биотехнологии   «Вектор», Ильназ Иматдинов   — заведующий лабораторией «Вектора», один из  создателей вакцины против ковида «ЭпиВак». На  территории нынешней Новосибирской области татары проживали издревле, напоминают в  ВКТ, в  самом Новосибирске живет и  работает много выдающихся татарских ученых. Также долгие годы здесь работает региональная автономия. Есть татарский культурный центр. Во  время сабантуя из  РТ  было привезено татарское   подворье, его оставили в  Новосибирске.—  В  2019 году мы  получили двухэтажное здание, там сейчас находится татарский культурный центр. У  нас там 800 квадратных метров, 10 миллионов выделил губернатор, 10 миллионов Минниханов. У  нас кружки разные там работают. В  течение пяти лет мы  собираем за  счет грантов министерства культуры Татарстана детей и  проводим лагерь  —   с  Кузбасса, из  Томска к  нам приезжали ребятишки, в  этом году не  получилось, но  за  счет родителей мы  все-таки провели лагерь в  160 километрах от  Новосибирска. Ассимиляция идет сильная, но  мы  стараемся, дети приходят на  курсы. С  Духовными управлениями мусульман мы  работаем, у  нас их  два, но  оба муфтия  — татары.

Проблемы. Ну, все зависит от  руководителя, гранты ведь вам никто не  принесет, нужно их  расписать. Я  же еще председатель Ассоциации татар Сибири, и  за  счет этого мы  стараемся получать гранты для автономии. Еще раз говорю, идет сильная ассимиляция, да  все приходят на  концерты, другие мероприятия, но  людей мало, в  основном это люди, рожденные в  Советском Союзе, молодежь не  ходит. Хотя приезжал башкорт малае   Элвин Грей  —  молодежь собралась. Работаем мы  с  театром Тинчурина, его директор Фанис Мусагитов  — это мой  друг. Нам нужны преподаватели татарского языка, чтобы они проходили у  нас стажировку несколько месяцев. Мы  готовы их  обустроить, тем более у  нас сейчас есть и  помещение. Нет желающих приехать, никто не  хочет, хотя  бы на  3-4 месяца, о  постоянке я  даже не  говорю. Но  Шайхразиев молодец, он  везде ездит, татар оживил, встречается с  руководителями регионов.

Омская область: Лидеры общины Радик Миниханов   — председатель Региональной татарской национально-культурной автономии Омской области, Тамир Алимбаев   — руководитель городской автономии татар Омска, президент корпорации «Енисей». Известные татары Марат Катыров   — сопредседатель национально-культурной автономии татар города Омска, Наиль Марятов   — директор Омской региональной общественной организации «Областной татарский национально-культурный центр «Иртыш». Больше всего татар  в  Сибири живет в  Омской области. Есть региональная организация, есть автономия в  Омске  — обе организации активны. Есть народный ансамбль «Умырзая» в  Омске, который побывал во  многих городах и  странах с  гастролями. Тамир Алимбаев   много лет выпускает газету «Татар дөньясы», бесплатно раздает по  татарских деревням, школам, библиотекам. У  обеих организаций есть свои офисы, проводят различные мероприятия. В  этом году прошло собрание краеведов. В  Омской области много сел сибирских татар. 6  мая была большая трагедия, в  селе Каракуль Большерецкого района случился пожар, сгорело полсела. Первым помог селу президент Татарстана, направив помощь в  размере трех миллионов рублей, областной губернатор также помог, татары, живущие по  всему миру, помогли. С  2018 года ВКТ проводит в  федеральных округах заседания с  участием председателя «Милли Шуры», в  этом году заседание Сибирского федерального округа прошло в  Омске, участники ездили в  Уленкуль, Большеречье там есть «Усадьба сибирского татарина», открылся музей. В  основном татары проживают на  севере Омской области (Большереченский, Тарский, Тевризский, Колосовский, Муромцевский, Усть-Ишимский районы) и  в  Омске  — примерно 50 на  50 Фото: ©  Алексей Мальгавко, РИА «Новости». —    В  основном татары проживают на  севере Омской области (Большереченский, Тарский, Тевризский, Колосовский, Муромцевский, Усть-Ишимский районы) и  в  Омске  — примерно 50 на  50. На  севере Омской области живут, в  основном, сибирские и  бухарские татары. Хотя у  нас нет особого разделения, мы  все считаем себя татарами. Но  ведь есть этнос, а  есть субэтнос. Ничего плохого в  том, что сибирские татары помнят свои корни, как и  бухарцы, нет. Недавно наша автономия совместно с  фондом президентских грантов организовала проект  — построили подворье сибирского (бухарского) татарина, чтобы развивать этнотуризм. Но  какими  бы татарами мы  ни  были, мы  осознаем, что мы  одна нация, что у  нас одна историческая родина  — Казань, Татарстан. Каждый год проводим Сабантуй. Только последние два года отменяли из-за коронавируса. Также в  течение года проводим более 20 мероприятий, связанных с  деятельностью региональной автономии. Помимо региональной автономии, есть еще городская автономия татар в  Омске, областной татарский центр «Иртыш». Недавно открыли молодежное крыло  — «Аю». Развиваем национальную борьбу корэш: у  нас есть очень активный молодой человек Ренат Гайнуллин, который возглавляет федерацию в  Сибирском федеральном округе. Также в  Омске шесть мечетей. Точное количество по  региону сказать не  могу, но  в  каждом татарском селе есть своя мечеть. Мы  очень дружные. Ситуация со  сгоревшей деревней Каракуль доказала это всему миру. Помимо поедания эчпочмаков, перемячей и  плясок на  Сабантуе, мы  показали свое единение в  горе. Когда надо было помочь деревне, мы  всем миром собрались и  показали, что мы  действительно выступаем за  сохранение традиций нашей татарской нации.

С  татарским языком у  нас хорошо. Центр татарской молодежи «Аю» открыл классы татарского языка. Помимо всего прочего, в  регионе есть одна школа с  этнокультурным татарским компонентом  — в  Уленкульском сельском поселении. Есть в  районах также школы с  факультативным изучением татарского языка. Тем не  менее есть и  проблемы. Молодежь не  очень активно идет в  общественную деятельность, так как нет перспектив. Вместо этого молодые люди стремятся в  волонтеры, политические партии, где есть рост, социальные лифты. А  в  общественной жизни социальных лифтов  нет. Нам, общественникам со  стажем, ведь тоже надо  бы расти. Поэтому я  считаю, что система кадрового резерва должна работать не  только внутри Татарстана, а  в  том числе за  пределами республики, собирая ярких общественных деятелей. Тогда и  молодежь будет тянуться.

Томская область: Лидеры общины Мурат Хуснутдинов —  руководитель Национально-культурной автономии татар Томской области, Шамиль Халитов —  директор Центра татарской культуры. Известные татары Юсуф Абдрашитов   — экс-директор Центра татарской культуры. В  Томской области есть автономия, более двух десятков лет работает национальный культурный центр. Проходит очень много мероприятий. Там много татарских сел, в  самом Томске раньше была татарская слобода. Имеются две исторические  мечети  — Белая и  Красная, их  в  свое время построили татарские баи, но  в  советские годы в  одной размещалась карандашная фабрика, во  второй склад. В  1990-е мечети вернули, восстановили, сейчас в  одной имам  — таджик по  национальности, в  другой  —  киргиз. Оба имама знают, что мечети татарские, выучили татарский язык, но  в  мероприятиях не  принимают участие. Сейчас татары собираются в  деревянной мечети возле мусульманского кладбища, там имам Юсуф Абдрашитов. —  В  Томской области по  переписи 2010 года более 17 тысяч татар, мы  были вторые по  численности, но  скоро, боюсь, ситуация изменится, ассимиляция идет. Нам дали дом Карим бая, в  нем находится наш центр  — это памятник федерального значения. Проводим различные мероприятия: конкурс «Татар кызы», Сабантуй, ураза и  курбан-байрам, ежегодно проводим фестиваль татарской культуры, «Яшь батыр». Молодежь ходит, но  их  не  так много, языка большинство не  знает, хотя мы  стараемся обучать. У  нас есть несколько татарских деревень, там факультативно обучают татарскому языку. Помощь Татарстана есть, к  нам на  Сабантуй присылают артистов, нас приглашают в  Казань на  мероприятия, литературу отправляют, учебники. Нам нужен учитель татарского языка, мы  еще Закирову ( Ринат Закиров  — экс-руководитель ВКТ   — прим. ред. ) говорили, чтобы прислали к  нам студентов татфака на  практику, и  нам хорошо, и  им, набирались  бы опыта. Нам  же ответили: вы  найдите у  себя желающего и  отправьте к  нам в  Казань для обучения. Ну  как мы  отправим, если у  нас в  школах татарский язык не  преподается, если у  человека нет основы литературного языка! Потом, туда отправишь девочку какую-нибудь, она  же обратно в  Томск не  вернется, останется в  Казани. Большинство татар тут местные  — сибирские татары, а  у  меня родители приехали из  Татарстана  — из  Кайбицкого района.

Республика Тыва: «Те, кто знает татарский литературный язык, а  это жены военных, в  это время в  отпусках были».Лидеры общины Анна Потапова   — председатель Тувинской   региональной общественной организации «Ассоциация татар и  башкир Тувы». В  Тыве мало, но  там есть татарская организация, напоминают во  Всемирном конгрессе татар. Они участвуют в  мероприятиях, приезжают на  заседания конгресса в  Сибирском округе, на  съезд ВКТ. Анна Потапова  — председатель Тувинской   региональной общественной организации «Ассоциация татар и  башкир Тувы»: Из  Казани газеты присылают, а  финансовой помощи нет, а  так, когда приезжала на  съезд в  Казань, то  нас хорошо встречали, было все замечательно организовано. —  Мы  такие самостоятельные, никто ничем нам не  помогает, нас мало очень в  Туве. Кто-то уже ушел из  жизни, в  нашей организации примерно человек 10 таких активных есть, но, когда Минниханов приезжал, мы  человек 50 смогли собрать на  встречу, группу татар и  башкир. У  нас единственная в  республике организация в  Кызыле, в  других городах я  не  знаю. Есть районы, где одно тувинское население, даже русских  нет. Татарских деревень, образования на  татарском языке нет абсолютно. Сабантуи не  проводим, но  во  всех акциях, которые есть, принимаем участие, в  этом году правда «Татарча диктант» не  писали, потому что те, кто знает татарский литературный язык, а  это жены военных, в  это время в  отпусках были. Когда Шойгу приезжал, мы  выставлялись, стряпали, блюда татарской кухни показывали. Татарский язык у  нас не  изучается, я  сама изучаю его через песни, произведения, смотрим ТНВ, в  детстве мы  знали родной язык, а  потом обрусели, как умное животное  — понимаем, а  говорить не  можем. Мечетей у  нас нет, 80 процентов населения-тувинцы.. Татары сюда приезжали в  основном, начиная с  1930-х годо, по  распределению. Мы  живем хорошо, нас не  обижают, живем и  живем, как все нормальные люди. Татары здесь в  основном труженики, среди нас нет пьяниц, нет торгашей-спекулянтов, все достойные люди, мы  свою нацию не  позорим.

Республика Хакасия: три тысячи татар, но  нет активного лидера.В  Хакасии проживает 3  тыс. татар, но  национальной организации  нет. Попытки создать ее  предпринимались, туда даже приезжали татары из  Красноярска, чтобы помочь с  этим, но  пока в  самом регионе активного лидера не  нашлось. Есть проблемы и  с  мечетью.


«Безнең кавем – Наш народ»: лучшее от Центра татарской культуры
Уникальное издание «Безнең кавем-Наш народ» выпустил Центр татарской культуры Казанского кооперативного института. Долгожданное событие состоялось...
Күрше авыл проекты
Бүген Бөтендөнья татар конгрессында “Күрше Авыл” бистәсе проекты тәкъдим ителде. Бөтендөнья татар конгрессының Татар эшмәкәрләре белән эшләү бүлег...