Татбизнес

КОММЕРЧЕСКИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Уважаемый партнер !

Наша компания предлагает Вам услуги по изготовлению, продаже и доставке минеральных удобрений, интересующего Вас качества и сроков поставки. Сообщаем Вам цену нашей продукции:
№п/п Наименование ГОСТ/ТУ Содержание Цена за т. с НДС
1 Аммиачная селитра 2-2013 N 34,4% 11 200 р.
2 КАС-32 2181-048-00203789-2007 N 32,0% 9 500 р.
3 Нитроаммофоска 2186-094-00203766-2010 16:16:16 17 000 р.
4 Нитроаммофоска 2186-094-00203766-2010 15:15:15 16 500 р.
5 Диаммофоска 2186-094-00203766-2010 10:26:26 21 120 р.
6 Сульфат аммония 2181-054-05761643-2000 N21:S23 10 100 р.
7 Карбамид марка Б 2081-2010 N 46,2 17 000 р.
8 Аммофос 18918-85 12:52 25 300 р.
9 Калий хлористый 4568-95 60% 16 500 р.
В связи с увеличением объемов производства, готовы стать Вашим надежным поставщиком. Для получения подробной информации и заключения договора, высылайте заявку на электронную почту: badashkosp@kuazot.com.ru

+7(848)294-90-12

 

 

Современный татарский бизнес на страницах СМИ

20 апреля 2011 года в своей речи перед депутатами Государственной Думы Председатель Правительства РФ Владимир Путин подчеркнул, что государство уделяет повышенное внимание поддержке отечественных сельхозпроизводителей.

 Глава Правительства заявил, что доволен качеством отечественных продуктов, и рассказал, что сам питается сливками и творогом, которые присылает ему первый вице-премьер Виктор Зубков.

Предприниматель Марат Бахтияров из Высокогорского района РТ, конечно, далеко не вице-премьер, но его деятельность Путин косвенно поддержал. М.Бахтияров является руководителем совместного предприятия с зарубежными партнерами. Параллельно со своим основным бизнесом он организовал поставку в Казань высококачественных молока, сметаны, катыка, творога и других продуктов питания, произведенных фермерами и частными подворьями Высокогорского и Верхне-Услонского районов РТ.

Уникальность заключается в том, что обеспечение горожан сельхозтоварами осуществляется через систему Интернет – свои заявки казанцы оставляют на электронном сайте.

М.Бахтияров имеет два высших образования. Он выпускник Московского государственного университета приборостроения и информатики. Учился на факультете государственного и муниципального управления. Его дипломная работа была посвящена усовершенствованию поставок сельскохозяйственной продукции городскому населению. Первое высшее образование он получил в Австралии, где закончил Университет Аделаиды, получив специальность инженера по телекоммуникациям.

Дипломная работа, видимо, и сподвигла Марата Бахтиярова организовать поставки деревенской продукции к столу казанцев.

Марат, расскажите, пожалуйста, как все начиналось.
М.Б.:
 Чаще всего люди, проживающие на селе и производящие на своих частных подворьях мясо, молоко и овощи, лишены выгодных путей сбыта своей продукции. К примеру, сельчанин может отправлять молоко на местный молкомбинат по 12-13 рублей за литр. В магазинах Казани этот продукт в среднем стоит 25 рублей за литр. Разница, которая в этом случае достигает 12-13 рублей, уходит в карман посредникам.

В городе же имеется платежеспособный спрос на натуральную, свежую продукцию без каких-либо разрыхлителей, консервантов и прочих добавок. Однако найти в городе такую продукцию проблематично, а возможность ездить за ней в деревню есть не у всех казанцев.

Посредством сайта мы соединили спрос и предложение. Теперь у сельских товаропроизводителей есть прямой канал сбыта продукции. У горожан появилась возможность получать продукты с доставкой на дом.

Через сайт аккумулируются заказы. Доставкой занимаются три поставщика. Полученную прибыль они делят по справедливости с товаропроизводителями.

Начали мы со своих знакомых, проживающих в Казани. Стали им поставлять свежую деревенскую продукцию, произведенную фермерами и частными подворьями. Затем стали уже принимать заказы через Интернет.

Сейчас мое участие уже не требуется, поставщики, фермеры и подсобные хозяйства скооперировались и справляются сами.

За эти 8 месяцев, в течение которых вы занимаетесь сбытом продукции, выросли ли ряды потребителей?
М.Б.:
 Сейчас постоянных клиентов насчитывается около 30 человек. На нашем сайте в среднем за неделю мы получаем около 50 заказов. За доставку мы берем 50 рублей, хотя стоит она дороже. Однако горожане пока не готовы платить больше. Мы соглашаемся на их условия, несмотря на то, что доставка для нас пока убыточна.

Больше, наверное, у вас стало и производителей качественных деревенских продуктов?
М. Б.: 
Хозяйств, которым поставщики помогают реализовать продукцию, насчитывается около двадцати, 15 из которых производят молоко, 3-4 ЛПХ - творог, сметану, катык. В целом, в производстве сельхозпродукции задействованы жители трех деревень Высокогорского района.

Зачастую к «нашим» товаропроизводителям примыкают те, кто торговал сметаной и творогом на рынке. Со временем эти люди поняли, что прямые поставки удобнее. Стоять за прилавком в течение дня - утомительное занятие.

Как планируете расширить географию сбыта продукции?
М.Б.:
 Для этого необходимо организовать подобную систему поставок неподалеку от рынка сбыта, то есть потребителей. Доставлять катык из Высокогорского района, скажем, в Набережные Челны – нерентабельно.

Какая продукция пользуется наибольшим спросом?

М.Б.: Много заказов на козье молоко, с помощью которого можно избавиться от аллергии. Однако коз на селе осталось мало. На прошлой неделе мы даже закупили пару коз для одного из своих товаропроизводителей. Деньги за животных он будет выплачивать частями по мере реализации молока. Со временем на этом подворье коз станет больше – эти животные плодятся быстро. Поэтому на этого товаропроизводителя мы делаем ставку.

Для сельчан мы также закупали кур. Как это ни странно, на сельских подворьях поголовье домашней птицы тоже уменьшилось. Между тем, куриные яйца продолжают пользоваться у казанцев повышенным спросом и их постоянно не достает в объеме наших поставок. И это неудивительно. Яйца, произведенные на частных подворьях, имеют высокие вкусовые качества.

Кроме того, казанцы часто заказывают деревенский творог, который также является их любимым продуктом питания, а также кефир и катык, сливочное масло.

В перспективе мы планируем значительно расширить ассортимент предлагаемой горожанам продукции. Осенью этого года мы станем поставлять им картофель, морковь, капусту, чеснок и другие овощи. Также возможна поставка мяса птицы.

Недавно мы начали выпекать собственный хлеб по старинным рецептам. Этот способ сельчанки использовали в давние времена. Получается очень вкусный хлеб, и он быстро расходится. Также планируем, если будет спрос, наладить собственную выпечку.

Материал подготовила Ирина ИГНАТЬЕВА

 

http://www.tatar-inform.ru/news/2011/04/28/268117/                                         28 Апреля 2011,11:20

04.12.2009 15:02

Татары, Бизнес, Депутат, Жизнь, Лена Колесникова

Новый председатель исполкома Конгресса татар Челябинской области Лена Колесникова способна украсить даже кадровый резерв президента.

В каком-то смысле Лена Колесникова – тоже иллюстрация к известной пословице «Поскреби русского – найдешь татарина». Кто бы, как говорится, знал. Казалось бы, в этой женщине нет ничего фольклорно-татарского, даже по-русски она говорит куда лучше, а получилось так, что Лена Рафиковна теперь председатель исполкома Конгресса татар области. Чем дальше – тем больше открытий. Эта красивая молодая изящная женщина – мать троих детей и обладатель первого разряда по дзюдо. Даже при муже-миллионере далеко не каждая жена становится хозяйкой динамично развивающегося бизнеса. У нее негромкий голос и плавные манеры, под которыми уютно дремлет стальной характер.

В какой-то момент жизни каждый человек приходит к важным выводам о своем предназначении. Здесь пригождается и характер, и опыт, и возможности. В 70-80-е годы, когда были детьми Лена Колесникова или ее ровесник Марсель Юсупов, председатель областного Курултая башкир и тоже весьма успешный предприниматель, национальный нигилизм казался историческим диагнозом нашему обществу. Поистине, в этой жизни нет ничего постоянного.

Не падать в обморок

- Итак, Лена Рафиковна, вы родились в настоящей татарской семье…

- Да, мой отец родом из села Кунашак, мать – из пензенских татар, мишарей, в свое время попавших в Казахстан. Там я и родилась. Когда мне было девять лет, мы переехали в Челябинск.

- Кто ваши родители?

- Отец Рафик Габбасович – инженер-энергетик, мать Софья Усмановна – преподаватель математики в школе.

- Как глубоко вы знаете свои корни?

- До прадедушек и прабабушек. Со стороны отца, к слову, прадед был имамом. Со стороны матери – тоже уважаемые и образованные люди.

- Ваш родной язык?

- Татарский. В садике, а тем более в школе русская речь начала превалировать. А потом все меньше было поводов говорить по-татарски. Разве что у родственников в Кунашаке. Сейчас я полностью понимаю устную речь, могу читать по-татарски, но так же бегло говорить, как на русском, уже не могу.

- В семье татарские традиции соблюдались?

- В общем, да. Но более яркие воспоминания у меня сохранились от Кунашака, где я проводила каникулы у бабушки-дедушки. Там это привычный, естественный уклад жизни.

- Не падали ли в обморок во время жертвоприношения на Курбан-байрам?

- Нет. Вообще, в деревне к таким вещам проще относятся, забой скота – это повседневность.

- Вам бывало когда-нибудь неуютно, оттого что вы – татарка?

- Нет, я даже гордилась, что чем-то отличаюсь от других! И что воспитывалась в семье с такими корнями. В Челябинске был единственный случай, в третьем, кажется, классе. Играли в пионербол, что-то там у меня не вышло, и одна из девочек выпалила: «Ах ты, татарка!»

- А вы?

- Я тут же мячом запустила ей в лицо. Больше никто никогда не обзывал. Могла, в общем, за себя постоять (улыбается).

- Это самый эффективный способ заставить себя уважать?

- Ну что вы! Это было очень так по-детски, эмоционально. Заставить уважать себя человек может только своими делами. Кстати, в дальнейшем с подобным отношением к себе я не сталкивалась.

Олег Алексеевич

- Окончив школу, вы поступили в ЧПИ, технический вуз. Почему?

- Тут целая история. Вообще-то собиралась поступать в МГИМО, но отец сказал: «Будешь при нас, ни в какую Москву не поедешь»…

- А разве в МГИМО обычная девочка из провинции могла поступить?

- Мне дали путевку из райкома комсомола. Я была очень активной пионеркой, потом комсомолкой. Избирали меня председателем совета дружины, комсоргом. Ну и иностранные языки мне хорошо давались.

- Вы мечтали быть послом в экзотической стране?

- Нет, послом быть не мечтала. Думала, что буду работать в каком-нибудь учреждении Москвы. Но раз отец не разрешил, я осталась здесь. Слово отца – закон.

- Прямо вот так? А вы сейчас не подгоняете свою личную историю к татарским традициям?

- На самом деле отец нас с братом очень строго воспитывал. И авторитет деда, у которого было восемь детей, был еще очень силен.

- Кажется, вы поступили в ЧПИ из чувства протеста…

- Да, это был протест. Я не захотела пойти в пединститут на иняз, который мне предложил отец в качестве альтернативы МГИМО, и выбрала кардинально другую специальность – робототехнику на механико-технологическом факультете. На экзаменах не набрала полбалла, предложили поучиться полгода на энергетическом, с перспективой возвращения обратно. Но втянулась, появилось много друзей, физика и математика не были для меня сложными предметами, проблем с учебой не было. А потом вышла замуж.

- Вы долго с Олегом Алексеевичем «гуляли»?

- Мы познакомились, когда я училась на первом курсе, он был на втором. Два года его ждала из армии, в 1989-ом мы поженились. Здесь я все-таки ослушалась отца, наверное, единственный раз в жизни, и вышла замуж за русского. Сердцу ведь не прикажешь! Да и жить все время по указке отца невозможно.

- Были страсти как в «Ромео и Джульетте»?

- Каких-то особенных страстей я уже не помню. К нам приехали родители Олега сватать меня. Убедили моих родителей. У Олега Алексеевича мама – хороший дипломат… Правда, накануне я ушла из дома, даже устроилась работать на фабрику «Силуэт», чтобы не зависеть от родных. Но потом все нормализовалось. Наши родители стали очень дружны.

Занятая мама троих детей

- Вскоре после института Олег Колесников занялся бизнесом. Вы были домохозяйкой при успешном муже?

- Никогда не была домохозяйкой! Когда через год после свадьбы у нас родился ребенок, даже не стала уходить в академический отпуск.

- Кстати, у вас ведь трое детей…

- Хотели вообще-то пятерых! Александре сейчас 19, Алексею – девять, младшей Жене – пять.

- Не было мысли назвать кого-то из них каким-нибудь красивым татарским именем?

- Олег Алексеевич, кстати, не возражает, когда мои родственники называют их созвучными татарскими именами…

- Когда вы сами вошли в бизнес?

- В 1993 году муж открыл свое дело. Компания «Колес и Ко» занималась поставками лекарств в больницы и аптеки. Я уже тогда помогала Олегу. В марте 1995 мы создали «Классику», а в мае Олега «задержали». «Копали» под совсем другого человека. Тем не менее три месяца муж находился в СИЗО – дольше без предъявления обвинения не могли держать. Это было очень тяжелое время. «Друзья» разбежались. Пришлось мне весь бизнес взвалить на свои плечи. И он был сохранен. И вот с 1995 года я у руля «Классики».

- Похвастайтесь успехами.

- Начинали с трех небольших аптек, сейчас «Классика» – самая мощная аптечная сеть в Челябинской области. Более 80 аптек, в том числе в Екатеринбурге и Тюмени. 1800 сотрудников. Есть перспективы на Уфу, Пермь. Ведем переговоры с Казанью. Первыми ввели аптеки самообслуживания. Первыми расширили ассортимент, сделав аптеку не только для больных, но и для здоровых. Особый проект – «аптека оптовых цен». Теперь наши стандарты копируют…

- Вы жесткий руководитель?

- Скорее – очень требовательный. У меня непрофессионалы не задерживаются.

- Вы со всеми говорите спокойно, негромким голосом, как сейчас?

- Голос может быть негромким, но люди, которые со мной работают, чувствуют в нем нужные нотки…

- Лена Рафиковна, у вас довольно большой бизнес, дети, которые, требуют родительского внимания. А тут еще новая общественная должность предполагает заботы…

- В бизнесе у меня команда, которой я полностью доверяю. Могу даже без опаски на какое-то время оставить хозяйство. Отпуска и выходные я – вместе с детьми. Дома у нас демократия. Тех жестких правил, в которых меня воспитывали, нет. Мы с детьми больше договариваемся, чем кулаком стучим… Я думаю, время заниматься общественной деятельностью у меня будет. Главное – есть желание. Я прекрасно понимаю ответственность, которая на меня теперь возложена. 220 тысяч человек, столько у нас в области татарского населения, смотрят в мою сторону с надеждой…

Хитрец Еналеев

- Кто первый предложил вам возглавить областной Конгресс татар?

- Альберт Еналеев.

- Вот как…

- Примерно полгода назад он впервые об этом обмолвился. Следуя мусульманским традициям, сначала обратился к моему мужу за разрешением. Потом они уже вдвоем пришли ко мне. Честно говоря, сначала подумала, что мужчины шутят. Но разговор через какое-то время повторился. И я стала задумываться.

- И каким же образом опытный политик Еналеев вас обаял?

- Альберт Хусаинович сказал, что видит во мне потенциал, ему импонируют принципы в подходах к бизнесу, руководству. Кроме того, он знает, как трепетно я отношусь к родственникам, к истории рода, к языку, традициям. Знает и о том, что я очень хорошо готовлю татарские блюда. Все это правда. Кухню мне передала бабушка…

- Что именно готовите?

- Эчпечмак, татарские беляши перемячи, губадию – это, кстати, первое большое блюдо, которое я сама приготовила в седьмом классе.

- Настоящие татарские беляши, кажется, делают с рубленым мясом?

- Изначально все делалось с рубленым мясом. Мясорубок-то не было. Бабушки рубили мясо в корыте топориками… Кстати, сейчас во всех кафе сети «Помидор» и кофейнях «Пенка» (эти заведения принадлежат компании Олега Колесникова. – Прим. ред.) проходят недели татарской кухни…

Сохранить этнос

- В чем, на ваш взгляд, смысл Конгресса татар?

- Если говорить просто, цель – сохранить этнос в эпоху глобализации. Пока человек знает, где его корни, он живет. Иначе человека нет. Сохранить этнос можно, только сохранив язык. Но искусственно язык никого не заставишь изучать. Если нет культуры языка в семье, ничего не получится. Тут есть проблема, потому что ведь повседневному быту незнание языка как будто не мешает. Думаю, должны возникнуть факультативы татарского языка. Проще и логичнее их создать при школах. Есть вопрос создания татарских детсадов. Здесь нам нужно понимание власти, и есть вопрос подготовки кадров. Мне бы хотелось заняться популяризацией татарской культуры. В Челябинске нет ни одного профессионального музыкального коллектива. При такой численности татарского населения в области это нонсенс…

- 220 тысяч татар Южного Урала это что – цифра статистики, община, сообщество или диаспора?

- Последнее определение – абсолютно некорректное в отношении татар. «Диаспора» – это когда пришлые люди держатся вместе на чужой территории. От слова «община» веет чем-то религиозным. Скорее уж, наверное, сообщество. Даже общество – в каком-то изначальном смысле этого слова.

- С чего вы начнете работу?

- С анализа ситуации. На конгрессе мы услышали множество мнений. Подчас противоположных. Кто-то, например, говорил, что национальный вопрос стоит остро, а кто-то – что его вообще у нас нет. Я хочу понять, что действительно людей волнует, что не так? Для этого мы планируем провести ряд выездных заседаний исполкома. Поедем в города и районы области. В глубинку. Кроме того, в скором времени появится наш сайт в Интернете, где можно будет проводить опросы и просто обсуждать проблемы. Нужно периодическое печатное издание – старшее поколение компьютером, как правило, не владеет. Я хочу чувствовать обратную связь с людьми. Важно, чтобы общение было постоянным, а не раз в четыре года, когда исполком конгресса избирает своего председателя. Это с одной стороны. С другой – мы должны теснее взаимодействовать с властью. Она – гарант прав граждан Российской Федерации, в том числе татар.

- Помимо Конгресса татар области есть и «несоюзная молодежь». Радикально настроенные активисты даже не считают татарами тех, кто не знает языка…

- Это, на мой взгляд, не совсем правильно. Жизнь такова, что многие люди моего поколения не говорят по-татарски, однако идентифицируют себя через нацию, и это наш потенциал.

- Предприимчивость в известном смысле тоже татарская черта. Вам это тем более близко. Вы собираетесь привлекать к работе бизнес?

- Мне бы очень хотелось познакомиться с людьми из предпринимательской среды. Кого-то я, разумеется, уже знаю, но уверена, их больше. И, наверное, они тоже неравнодушны к судьбе своего народа…

«На веру ничего не принимаю»

- Члены исполкома довольно жестко обходятся со своими председателями. Я помню растерянного Равиля Гибадуллина, когда ему предпочли Альберта Еналеева. И для последнего итоги голосования стали-таки неприятным сюрпризом. Вас не пугает подобная перспектива?

- Для того чтобы этого не случилось, надо работать. Говорим мы много, делаем гораздо меньше. Я люблю дело, а не разговоры.

- У многих было ощущение, что в областном Конгрессе татар произошла революция…

- В определенной степени это все-таки революция. От того, что Альберт Хусаинович сделал мне когда-то предложение, вовсе не зависел исход нынешнего голосования. К тому же состав исполкома Конгресса тоже сильно обновился.

- Лена Рафиковна, скажите, чего людям ждать от вас? Вы будете «комиссарить»? Или, напротив, станете продолжением Еналеева?

- Ни то и ни другое! У меня свое собственное мнение, не зависимое ни от кого. На веру я ничего не принимаю. Однако и ломать то, что сделано до меня, не буду. Пусть не все было идеально, но плохого опыта не бывает. В исполкоме конгресса есть умные, я бы даже сказала, мудрые люди, к их мнению я не могу не прислушаться.

- Найдутся недоброжелатели, которые скажут: вот депутат Госдумы Олег Колесников отправил жену «обалтывать» татар под какие-нибудь выборы… Вы отдаете себе отчет в том, что ваша новая ипостась – это и политика тоже?

- Думаю, осознание себя в этом качестве придет позднее. Политических планов у организации нет, и быть не может в принципе. Как жена я буду поддерживать мужа, но – не используя потенциал конгресса. А свободомыслие южноуральских татар и широкую палитру мнений видели все, кто был на конгрессе…

 

http://www.mediazavod.ru/articles/79905

 

 

Академик  Эдуард хаҗи Ганеевка унбер сорау

 

--Эдуард  Әнвәрович, Сез эре промышленник,Россиянең

иң күәтле 100 бизнесменнары сафына керәсез,Бөтендөнья

Татар конгрессы башкарма комитеты әгьзасы булып торасыз.Бер үк вакытта ислам дине дөньясында да исемегез хөрмәт белән искә алына,милләтпәрвәр буларак,татар халкының гореф-гадәтләрен,телен саклап калуга,мәдәниятен күтәрүгә зур көч куясыз,татар концертлары оештыруга,татар китаплары чыгаруга хәлал малыгызны җәлләмисез.Сезнең изгелекләрегез санап бетергесез.Әйтегез әле, бу эшләрнең барысына да кайдан вакыт табып бетерәсез?

--Бу иң зур  проблемаларның берсе. Тәүлек кә 30 сәгать,атнада 10 көн булса да вакыт җитмәс иде кебек.Һәм,ул шулай да! Гомумән алганда, мин өйгә атнага бер тапкыр эләксәм,бу инде үзем  өчен дә,гаиләм өчен дә аеруча зур шатлык.Оныкларымның нинди бәхетле булуларын күрсәгез иде  ул көннәрдә!

--Гаиләгез турында берничә сүз...

--Хатыным Сафия Әмирхановна,белеме буенча шәфкать туташы,Хәзерге вакытта лаеклы ялда.Ике кызыбыз бар.Берсе Эльмира,икенчесе Алсу.Алар югары белем алдылар.Зур кызым кияүдә,киявем Рәшит әйбәт кеше.Алардан ике оныгым бар-Камилә белән Сафия.Мин алар өчен,алар минем өчен үлгәннәр.Гомумән,гаилә минем өчен ышанычлы тыл,тормышның иң гүзәл утравы.

--Эдуард әфәнде,гафу итегез,сүз барышында төрле сораулар туа.Аларның ниндидер бер тәртиптә булмаганына ачуланмагыз инде.Әйтегез әле,Ислам дине Сезнең тормышыгызда нинди роль уйный,гомумән ,Ислам динен ничек аңлатырыга мөмкин?

--Әгәрдә китап сүзе беән әйтсәк,мин болай дияр идем.Динебез  Исламны Аллаһы Тәгалә җибәрде һәм аның авазын Раббыбыз Үзе югарылыкка күтәрде.”Гыймран” сүрәсенең 19 аятендә “Хак дин,Аллаһ дине Исламдыр”диелгән.Аның балкышын яшерү һичкемнең кулыннан килмәс.Ислам дине кыямәткә кадәр өстен булып,кешелек дөньясын котылуга чакыруны дәвам итәчәктер.Кешеләр аның  тавышына колак салсалар,аның белән кавышсалар,аңа тапшырылсалар һәм тормыш-мәгыйшәтләрен аның нигезендә карасалар,бәхет-сәгадәткә ирешкән булырлар.”Исламнан башка дин эзләгән кешенең  кылганнары кабул булмас,ул Ахирәттә дә хәтәр зыянга-җәзага дучар булачак”. Бу сүзләр шул сүрәнең 85 аятендә әйтелгән.Гади генә сөйләп киткәндә, Ислам дине бит ул иман китереп,намаз укып,ураза тотып,садака биреп,хаҗга барып Ходай тәгалә каршында үзеңне тәкьва күрсәтеп җәннәт керү өчен генә түгел.Бу һәр мөселман кешесенең шәһси эше һәм аның дини тормышы югарыда әйтеп үткәннәрдән дә гыйбәрәт.Бер үк вакытта Ислам диненең иҗтимагый әһәмияте искиткеч зур.Ул дөньяви дин,дөньяга

ул бик күп ачышлар,үсешләр бирде.Менә шуның өчен дә ул безгә кадерле,газиз,изге.Аннары Ислам дине белән без беренче дөньяны,үз-үзебезне,милләтебезне,телебезне ,мәдәниятебезне һәм гореф-гадәтләребезне саклап калырга тиешбез.

Менә син минем тормышымда Ислам дине нинди роль уйный ,дип сорыйсың.Моңа бит конкрет,тегеләй-болай дип

ниндидер мисаллар китереп җавап кайтару мөмкин түгел һәм бу дөрес тә түгел.Дин ул кеше җанының нинди сихаттә торышы,күңел көзгесе.Минем әбием Мәликә Әхтәмова үз заманының укымышлы кешесе булган,Уральск шәһәрендә мәдрәсә тәмамлаган,туган авылы Мосеевкада мөгәллимә булган.Әнием дә,әтием дә,сеңелләрем дә гаәрәпчә укый-яза беләләр.Ислам дине безнең гаиләгә бик якын.Мин һәр эшемне бисмилләдән башлыйм.Шокер,Ходай сынаулар бирсә дә,үзенең рәхмәтеннән калдырганы юк.

--Дин әһәле буларак,сезнең сүзләрегезгә колак салалар.

Соңгы вакыттаИслам динен төрле якка тарткалап,төрлечә аңлатырга тырышалар.Җәйләр җитүгә Казанга да ,Ульянга да,Саратовка ,Самарага да нинди генә дин таратучылар килмиләр.Урысча ислам әдәбиятен,газеталар,китаплар чыгаралар,кыш җитүгә мәктәпләрдә чит-ят дин өйрәнәләр,поплар килә.Мәчетләребездә дә вакыт-вакыт урысча вәгазь сөйлиләр.Хәттә мәчеттә христианнарның,ә чиркәүдә мөселманнарның дога укуларын әллә ни артык түгел дигән фикерне алга сөрүчеләр дә бар.Без мөселманкалар,дип хатын-кызлар үзебезнең милли татар киемнәрен онытып,Гарәп илләрендәге кебек баштан-аяк чорналып йөриләр.Үзбәк,тәдҗик,Кавказ халкы мөселманнар булсалар да үзләренең милли киемннәреннән баш тартканнары юк бит.Моны ничек аңлатырга?

Барына  да сабырлык кирәк.Ислам дине сабыр булуны сорый.Без бәхетле дә,бәхетсез дә милләт.Безгә үз телебездә Аллаһы Тәгаләнең изге китабы иңдерелмәгән.Ләкин Ходай безгә гарәпчәсен дә,латинчасын да,татарчасын да ,урыс теллесен дә өйрәнергә акыл,хәтер биргән.Шуңардан файдаланыйк.Башка милләт  арасында адашып йөрүче канкәрдәшләребез күп.Аларның җаннары тыныч түгел.Шуңа да Ислам диненең изге китаплары рус телендә дә чыгарыла.Биредә бер генә мәсьәлә-Корьән Кәримнең, шәригат, кануннарының тәрҗемәләре дөрес булсын,ялгыш аңлатылмасын иде.Икенчесе-мәчет христианнарның,чиркәү мөселманнарның гыйбәдәт кылу урыны түгел.Бу аерым дин тотучыларны бер- берсен буташтыру,бер- берсенә капма- каршы куярга маташу.Дөрес, христиан дине белән мөселман диненең кайбер вакытта киселлешүе мөмкин.Шуңа да без бер- беребезгә карата түземле,лояль һәм корректлы булырга тиешбез.Өченче проблемага тукталганда, мин шуны әйтер идем.Дин,милләт,тел бер- берсеннән аерылгысыз.Милләтнең мәдәнияте нинди булуы соңгы чиктә дингә бәйләнгән, аның белән яши, аның белән үсә.Ә мәдәниятебезнең үсешендә аның теле дә  матурая,байи.Ләкин, мөселман булу белән бергә без үзебезнең нинди милләт булуыбызны да онытмыйк.Безнең яшәү культурабыз бик бай.Кызганычка каршы,Казанның хәттә үзендә дә татарны башка милләттән аерып булмый,европача киенгән  ирләр,гарәпчә киенгән хатын-кызлар.Ә бит  безнең үзебезнең милли киемнәребез дә сокланырлык,ислам дине кануннарына да җавап бирә.Тик сәхнәгә сирәк кенә чыккан артисттан, урамда ара-тирә очыраган татар әбисеннән башка милли киемебезне йөретүче юк.Миңа Казанда татар милли киеме модасы күргәзмәсендә катнашырга туры килде.Педиумда милли чагылышлары белән заманча тегелгән  киемнәрдән зифа кызлар һәм егетләр!Сокланырлык модельләр!Ләкин ул киемнәрне урамдагы халык өстендә күргәнебез  булмады.Ник болай?,дип сорагач,киемнәр бик тә кыйммәтле,дип җавап бирделәр.Соң арзанга тектер,материалын тап,ләкин модасын югалтма,фасонын бозма!Яшьләр арасында ул кием-салымны пропагандала,алар киенсен,татар киеменнән йөресен.Без үзебезне татар булып хис итеп,Ислам динен тотыйк.Биредә бернинди дә каршылык юк.

--Эдуард әфәнде,Сез олуг дин әһәлләре Тәльгать Таҗетдин,Равил Гайнетдин,Госман Исхакый, Илдус Фазлыев,Сәүбән хәзрәт Сөләйманов, Мокатдәс хәзрәт Бибарсов һәм башкалар белән очырашып сөйләшкән,Татарстанның беренче Президенты Минтимир Шәймиев, әлегесе Рөстәм Миңниханов,Россиянең элеккеге Президенты,хәзерге вакытта Россия хөкүмәте Председателе  Владимир Путин кулларыннан орден-медальләр,олы бүләкләр алган кеше.Якын тирәдәге губернаторлар белән аралашып яшәвегез,яхшы мөгалләмәдә булуыгыз да куандыра.Академик,фәннәр докторы,кыскасы ,дәрәҗәгез югары.Менә шушы дәрәҗәгезне нәрсәгә юнәлтер идегез?

--Дәрәҗәм югары дигәннән,аны үлчәмгә куйганым юк инде.Ихтиярым белән мин әллә ни тәккәбәр кеше дә түгел.Шәхсән минем үземә берни дә кирәкми,барысы да җиткән.Һәр очырашуны,сөйләшүне мин халкыма нинди дә булса ярдәм китерү өчен файдаланырга тырышам.Ул ярдәмләр дә төрле-кечкенәсе дә ,зурысы да бар.Ләкин аларның һәркайсы бер максатка юнәлдерелгән-бергә булыйк,бердәм булыйк!Шулай иткәндә генә ниндидер яхшы нәтиҗәгә ирешергә мөмкин.Дине бер булган милләт үзе дә бердәм булырга тиеш.Бу минем генә сүзләрем түгел.Идел Болгарстанында Ислам динен кабул итүгә 1121 ел тулуга багышланган Изге Болгар Җыенында Татарстанның беренче Президенты Минтимер Шәймиев тә,үткән елның мартында Ульян шәһәрендә үткән халыкара фәнни-гамәли конференциядә Тәлгать Таҗетдин да моңа аеруча басым ясап үттеләр.Татарстанның бүгенге президенты Рөстәм Миңниһанов үзенең эшчәнлегендә моны беренче лозунг итеп куя.

--Сезнең халыкка ярдәм күрсәткәнегез бихисап.Бу турыда искекулаткылылар да,башка төбәкләрдә яшәүчеләр дә зур рәхмәт хисләре белән сөйлиләр.Мәсәлән,Иске Кулаткы районынында Сезнең ярдәмегез тимәгән бер генә участок та юк шикелле.Мәчетләр төзү,мәдрәсәләр комплеклаштыру,компьютер класслары булдыру,җирле фермерларга ярдәм итү,Татарстанның танылган артистлары концертларын оештыру,авыруларга,мохтаҗларга булышу,Аллаһы йортларын автомашиналар белән тәэмин итү һәм башкалар,һәм башкалар.Ләкин,бер үк вакытаСезнең исемегезгә пычырак атырга тырышучылар да бар.Андыйларга карата мөнәсәбәтегез нинди?

--Ходай кичерергә кушкан.Мин кемгә дә ачу да тотмыйм,әзерлекләргә дә тырышмыйм.Туган ягым халкына мин әниемнең васиятен исемдә тотып чын күңелдән ярдәм итәм.Алар минем якташларым,мин шунда туып-үстем,зур тормыш юлына бастым,Ходай ярдәме белән үз юлымны таптым.Акча капчыгына  утырып тору гөнаһ ул.Мин халыкка ярдәм итүне күңел намусым итеп саныйм.Кулаткы җирендә,бер көнгә килеп тә әллә ничә миллион сум акча калдырып киткәнем еш була.Җавапка берни дә сорамыйм,зәкят бу!Аннары Кулаткы районы гомере бу дәүләт дотациясендә торды,бүген дә шундый ук хәлдә.Нинди табыш булсын ди?Ярдәм сорап килгәннәрне кире кайтарып җибәргәнем юк.Авыр ситуациягә эләккән кешеләрне бик яхшы аңлыйм.Ләкин бит кешеләр дә төрле.Күпме генә ярдәм итсәң дә, артыңнан йодырык күрсәтеп калучылар да бар.Алар минем өчен әллә ни куркыныч түгел.Биредә проблема башкада.Халык үз язмышына көннән- көн битараф була бара,туган ягының киләчәге белән кызыксынмый.Берәүләр районны талый,икенчеләре моңа кул чабып торалар.Кайчандыр  55 мең кеше яшәгән бу төбәктә хәзер 14 мең кеше көн күрә.Байтак өлеше картлар,яшьләргә эш урыны юк.Мондый хәл кискенләшкән саен,99 процент татар булган бу уникаль районны бөтенләйгә югалту куркынчы бар. Минем менә шуны җибәрәсем килми ,шуның өчен тырышам.Ата-бабаларыбызның урыны мәңгегә саклансын иде.

-- Билгеле, бүген идеаль җәмгыять төзү утопия.Ләкин мондый җәмгыятьне бары тик Ислам дине нигезләрендә генә төзергә мөмкин,дип ниндидер Америка философы  әйткән.Сез моның белән килешәсезме?

--Җәмгыять  ул тере организм.Шуңа да идеаль,.бар яктан да килгән җәмгыять төзү чыннан да утопия.Ә менә җәмгыятьнең дәүләти структурасын мораль һәм үзара җаваплылык рамкасында тотуда Ислам дине фундаменталь нигез булыр иде.Чөнки анардан да,гафу итегез,әдәплерәк,

кешелеклерәк башка динне мин белмим.

--Эдуард Әнвәрович,Сез бәхетлеме?

--Һмм...Журналистлар  нигәдер гел бу сорауны бирергә яраталар.Бәхет ул,миңа калса, җыелма бер образ,чагылышлары бик күп.Аның берсендә ниндидер эштән канәгатьләнү алып, күңелеңдә күтәренке хис барлыкка килә.Икенче мизгелдә кеше кайгы-хәсрәттән,

тормыш проблемаларыннан күңел төшенкелегенә бирелә.Әгәрдә минем ярдәмем белән авыру кеше савыга икән,мин шат,үземне канәгать сизәм.Хәзер,мәсәлән,Иске Кулаткы эшчеләр бистәсендә яңа  зур мәчет һәм мәдрәсә салырга планлаштырабыз.Аны ерып чыга алсак,мин икеләтә шат булачакмын.Чөнки без халыкны Аллаһы Тәгәләгә якынайту өчен нидер эшлибез.Халык күңеле тагын да пакьланыр.Ходай сынауларны да,шатлыкларны да үзе бирә.Һәр кеше дөньяга үзенең бәхете белән килә.Димәк, һәркайсыбызга да бәхет өлеше чыгарган.Ләкин без аны  һәр эш изге булып кылынып,аның нәтиҗәсе матур булганда гына сизәбез.Шулай булырга тиештәдер инде.

--Эдуард Әнвәрович,Сез Ислам динен халыкка тарату белән бергә,татар мәдәниятен үстерүгә дә зурлап өлеш кертәсез.Районыбызның танылган сәхнә осталарына һәрвакыт ярдәм күрсәтәсез.Сезнең җиңел кул белән башланган татар фольклор фестивале бөтен Россия буенча йөри.Ә инде Сез бастырып чыгарган татар,рус,башкорт язучыларының китаплары 50 гә якынлашып килә.Болар бит әллә ничә миллион сум акча.Мәскәү һәм Россия язучылар  оешмасы бу өлкәдә башкарган изге эшләрегезгә сөенеп “А.С.Грибоедов” исемле истәлекле медаль һәм диплом белән бүләкләде,Татарстан мәдәният министры З.Вәлиева татар халкының рәхмәте йөзеннән Татарстан хөкүмәте Почет грамотасын тапшыру турында яхшы беләм.Сезнеңчә ничек,татарда әдәбият-сәнгать нинди дәрәҗәдә һәм аның киләчәге нинди?

--Акча санаганны ярата дип әйтсәләр дә,мин татар мәдәниятен үстерүгә,иҗат кешеләренә ярдәмгә беркайчан да акча җәлләгәнем юк.Безнең татар мәдәниятенең тамырлары бик тирәнгә барып тоташа.Әдәбият һәм сәнгать аның бер  тармагы буларак, дөньяда ихтирамлы аудиториягә әйләнеп бара.Ләкин биредә дә куркыныч прогнозлар бар.Кемнәрдер тарихыбызны,аның чынбарлыгын таптап,яңадан язарга  җыеналар,кемнәрдер танылган,ил язмышы белән бәйле булган язучыларыбызны,артистларыбызны тәнкыйть уты астына алалар.Яңа тормышта яңача фикер йөретү дә безгә исемнәре дөньяны таң калдырырлык язучылар,шагыйрьләр,артистлар алып килмәде..Күңелегезне дулкынландырырлык

яңа исем әйтеп карагызчы,юк бит ?Юк !Хәзер безгә

үзебезнең мәдәни тарихи байлыгыбызны саклап калу белән бергә,алар яктылыгында яңа йолдызлар үстерергә кирәк.Моның өчен акча  да вакытта җәлләргә кирәкми.Безнең Иске Кулаткы төбәгендә башланган Бөтенроссия татар фольклоры фестивале халкыбызның гореф-гадәтләрен,телен,үзенчәлеген, мәдәниятен саклап калу белән бергә,татарның никадәр сәләтле булуын да тагын бер кабат күрсәтте.Утызлап  татар язучысының,

шагыйренең китапларын нәшер иттем,20 дән артык рус язучысына булыштым.Аларның байтагы бүгенге тормыш вәкилләре,шәп әдәбиятчеләр.Янәшәләрендә тарихны язучылары да бар.Алар да бик кирәк.Үткән чорны менә шундый китаплар аша киләчәк буынга күчерергә тиешбез.Моңа азрак өлеш кертә алам икән ,мин шат!

--Сез бит берүк вакытта галим дә.Электротехника фәннәре докторы,академик.Фәнни эш белән шөгыльләнергә вакытыгыз каламы?

--Бик аз.Тормыш  мәшәкатьләре бик күп.Шулай да бу эштән читләшергә тырышмыйм.Үткән елда үзәк фәнни журналларда ике статьям чыкты.Мин җитәкләгән “ГЭКСАР” заводы хәзерге вакытта алдынгы технология белән эшләнгән өр-яңа приборлар чыгаруны үзләштерә,запаста тагын бернича  идея бар.

--Иң яраткан төсегез нинде?

--Яшел.Яшәү төсе.

--Сезнең белән  әңгәмә корырга,Эдуард әфәнде, кызык иде,зур рәхмәт.Эшегездә уңышлылкар телим,Ходай үзегезне исәнлектән аермасын.

 

Әңгәмәне Россия Журналастлар берлеге әгьзасы,язучы

Марат Аббәсов алып барды

Татарский олигарх
Камиль Аблязов - один из немногих, кто делится с нацией

Саратовский бизнесмен Камиль Аблязов представляет редкий сегодня класс татарского национального капитала. Таких бизнесменов в Татарстане - раз-два и обчелся, а уж за пределами республики - тем более. По оценкам экспертов, принадлежащая Аблязову группа "Нарат" контролирует около 50 млн. долларов США. Немалая часть этого капитала работает на нацию.

Во многом благодаря ему в Саратове существуют более десяти лет татарская гимназия (подробнее об этом - в материале "Кузница элиты"), 9 школ с углубленным изучением татарского языка, 12 татарских классов, мечеть, а самое главное - сплоченная татарская община. В исполкоме Всемирного конгресса татар опыт Аблязова по организации национально-культурной автономии признают образцовым для всех татарских общин России.Камиль эфенди принципиально сторонится прессы и публичности. Эта беседа - едва ли не первое его объемное интервью.
- Камиль Алимович, вы - крупный бизнесмен, работающий в регионе, где татар сравнительно немного. Зачем вам нужно демонстрировать свою "татарскость"? Занимались бы себе спокойно бизнесом...

- Моя семья была мусульманской, предки мои были муллами. Именно по этой причине всех моих родственников по отцу сослали в Сибирь, в Усть-Каменогорск; по материнской линии - практически всех расстреляли, только один сумел сбежать.
Тем не менее религия стала главным столпом воспитания в нашей семье. Повзрослев, я стал задумываться, что я могу сделать для своего народа, для мусульман.
Род Аблязовых восходит к хану Аблязу, возглавлявшему орду, которая кочевала между Волгоградом и Ульяновском. Потом орда Абляза каким-то путем подружилась с Иваном Грозным и получила в Пензе землю. Там мы и осели.

-В 70- 80-е годы в Советском Союзе существовал теневой бизнес, в частности, в Средней Азии и на Кавказе. Существовал ли аналогичный татарский теневой бизнесе то время?

- А как же! Исторически все заготовительные конторы контролировали татары. Это вторсырье, кожсырье, вторчермет и т.п. Я точно знаю, что, например, в Саратовской области 95 процентов заготконтор были "татарскими".

- А вы имели отношение к этому теневому бизнесу?

- Как ни странно, нет. Я по специальности геолог. Долгое время вел геологоразведочные работы и в Саратовской области, и на Севере.
Бизнесом я начал заниматься в 1987 году и был первым в области, кто зарегистрировал частное предприятие, и третьим - во всем СССР. Фирма с тех пор так и называется - "Нарат" ("Сосна"). Ее организационно-правовая форма менялась, а название оставалось тем же. Вначале мы занимались двумя направлениями -деревообработкой (отсюда и название фирмы) и бурением скважин. Это было то, что я умел и знал.

- По какому принципу вы подбираете людей на работу? Это обязательно должны быть татары, мусульмане?

- Нет, мы смотрим на деловые качества. Сейчас в нашем ОАО "Нарат" работают в основном русские, но "голова" фирмы (так получилось) полностью татарская. Тем не менее всех, кто у нас работает, называют татарами.

- Какое место "Нарат" занимает в экономике Саратовской области?

- После предприятий топливно-энергетического комплекса по большинству экономических показателей мы занимаем пятое-седьмое место в Саратовской области. В прошлом году мы подвели итоги нашей деятельности, и по прибыльности вышли на первое место в области. В этом году я стал торгово-экономическим представителем РТ. Хотя экономические связи с Татарстаном у меня были всегда. "Нарат" покупал здесь "КамАЗы", продавал в Зеленодольск до 10 миллионов штук кирпича в год. Мы брали здесь, в свою очередь, фанеру. Такой обмен идет постоянно.
- На третьем курултае конгресса татар не раз звучала мысль о том, что для своего выживания нация должна сделать ставку на развитие татарского бизнеса и вернуться к дореволюционной модели культурной татарской автономии. Ваш взгляд на эту проблему?
- Татары никогда не имели государственной поддержки и выживали за свой счет. Но наше современное положение, на мой взгляд, в корне отличается от прошлого. Тогда, в XIX веке, Казань была рядовым российским городом, в котором татары проживали так же, как в Оренбурге, Саратове или Симбирске. Сейчас же Казань стала связующим звеном, центром устремлений всех татар, проживающих за пределами Татарстана. Раньше этого не было и не могло быть, поскольку тогда не было государственности, пусть даже в форме ограниченной автономии. Но все это не значит, что ядро духовного развития сейчас может находиться только в Татарстане. Я считаю, что такое ядро есть и за пределами республики. И, более того, я везде открыто говорю: элита Татарстана все еще никак не поймет, что этой территории в общем-то случайно удалось стать историческим центром татарского народа.
- Тем не менее на одном из заседаний исполкома ВКТ вы требовали, чтобы власти вмешались в связи предприятий Татарстана с дилерами в регионах России и замкнули торговые потоки на торгово-экономических представительствах РТ, в том числе и на том, которое создали вы у себя в области. Это довольно необычно, когда бизнесмен публично просит использовать административный ресурс...
- Поясню. Если бы мне лично нужны были нижнекамские шины или "КамАЗы", то это одно. Мы их покупали и покупаем и без помощи премьер-министра. Но если цель - развитие торгово-экономических представительств, и я являюсь официальным представителем РТ, это ведь совсем другое дело. Я же не прошу Татарстан вкладывать в мой личный бизнес! Мы сами существуем, сами себя кормим и, инша Аллах, еще долго будем развиваться.
- А готовы ли вы сами инвестировать в Татарстан?
- А вы думаете, что в Татарстан легко инвестировать? Пока лично я не вижу, чтобы элита РТ понимала, что на нее могут ориентироваться не только где-нибудь в Черемшан-ском районе, но и в Тамбовской, в Саратовской и других областях. К сожалению, пока нет татарской экономической стратегии.
А почему бы не начать с создания татарской банковской системы? Достаточно иметь в разных регионах 15-20 банков, в которых капитал будет контролироваться татарами, и это позволит сразу 15 - 20 регионов тесно связать финансами с Казанью. 15 новых финансовых ниш - это был бы мощный скачок. Но Ак Барс Банку это не нужно, банку "Зениту" тем более, "Девон-кредиту" - не знаю...
- Как скажется, по вашему мнению, глобализация на татарском бизнесе? Ведь она стирает многие грани, в том числе и национальные.
- На этот вопрос сложно ответить однозначно. Если мы хотим сохраниться как нация, то сегодня мы имеем шансы не только сохраниться, но и приумножить наше культурное достояние. А какую начинку - интернациональную или иную приобретет бизнес и с кем мы будем объединяться - это дело десятое. Самое главное, чтобы основное ядро было защищено и могло воспроизводиться.
Нам в Саратове это удается. Так, наши села сохраняют язык. Ассимиляция, конечно, есть, но, я считаю, что у нас ее масштабы даже меньше, чем в Татарстане. У нас мусульманские девушки спокойно ходят в платках, и никто не обращает на это такого внимания, как здесь.
Всего в области где-то около 270 тысяч мусульман, и они почти все стараются держаться рядом с нами. На выборах в совокупности это нам дает до 18 - 20 процентов голосов избирателей. Это очень хороший показатель.
- Удалось кого-либо провести в местные органы власти?
- Да, впервые за последние сто лет депутатом областной думы стал мусульманин. Это мой брат Ирфан. Это удача татарской общины в Саратове, всей мусульманской уммы.
- Раз уж вы упомянули о платках, то зададим такой вопрос: как вы рассматриваете попытки модернизировать и вестернизировать ислам сегодня? Речь идет о концепциях евроислама и т.д.
- Всегда надо ориентироваться на лучшее, будь оно на Западе или в Китае. И Пророк сказал, что в исламе каждые сто лет следует какую-либо сторону модернизировать.
- А сто граммов на праздник -это тоже модернизация?
- В этом заключается наша внутренняя мимикрия, и это меня особенно удивляет. В понедельник в каком-то кругу человек может говорить, что мы, мол, татары, мусульмане. А уже в среду на встрече, где присутствуют двое или трое людей другой национальности, начинает пить водку за дружбу. По-моему, всегда должна быть своя железная линия, которой следует неотступно придерживаться. Не нужно брать пример с татарской политической элиты, немалая часть которой пьет коньяк и ест свинину. Надо быть самим собой. Кстати, за все то время, которое я занимаюсь бизнесом, мы всегда избегали торговли спиртным.
- Насколько исламские нормы присутствуют в вашем бизнесе? К примеру, вы владелец банка, но в то же время проценты в исламе запрещены, не так ли?
- Как известно, наше общество не исламское и не мононациональное. Жить в нем и играть по своим правилам, когда господствуют совсем другие правила, трудно и даже невозможно. Капитал без процента - это не капитал.
- Правда, что вы были первым российским бизнесменом, который поехал с деловым визитом в Саудовскую Аравию?
- Не знаю, насколько это правда, но когда лет шесть-семь назад я решил поехать в Саудовскую Аравию, то совместил умру (паломничество к Каабе в любое время, кроме времени хаджа. - Ред.) с визитом. Тогда нам и сказали, что мы первые российские предприниматели, приехавшие в Саудовскую Аравию. Там мы познакомились с крупными предпринимателями, до сих пор с ними дружим.
- О вас ходит много разных историй. Рассказывают, что когда вы строили мечеть, местные власти попытались было ограничить высоту минарета...
- Да, это случилось, когда возведение минарета шло к завершению. Никакого формального повода не было, но нам хотели запретить строить выше храмов других конфессий. Проблема решалась на самом высоком уровне, но мы отстояли свою мечеть.

Ринат БИЛАЛОВ, Арслан МИНВАЛЕЕВ
"Восточный экспресс" №40 (099) 12.12.2002г

Есть такие профессии, в которых невозможно стать успешным без абсолютной любви к избранному делу. Именно в любви к земле и доверии к людям видит залог своего успеха Ильдар Ирмутович Насыбуллин, генеральный директор ОДО «Агрохолдинг «Целина», депутат Законодательного Собрания Оренбургской области. По примеру отца Любить свою землю и быть ее заботливым хозяином Ильдара Насыбуллина научили родители. Отец был в числе первых целинников. Ирмут Насыбуллин, по почину Валентины Гагановой, брал на себя руководство отстающей бригады, выводил ее в передовые, а потом шел поднимать следующую. И сына своего приучил к труду с раннего детства. С семи лет Ильдар работал на комбайне вместе со своим наставником Анатолием Ивановичем Колесником, кавалером трех орденов Трудовой Славы.

Именно тогда он узнал, каким бывает рабочий пот, как тяжело дается хлеб и чего стоит рубль:

– Почему мне сегодня легко разговаривать с людьми? Я знаю производство с «азов», поскольку сам прошел путь от простого агронома до управляющего. В 1995-м Ильдар Ирмутович Насыбуллин стал руководителем ЗАО «Юбилейное». А с 2002 года на его плечах – агрохолдинг «Целина» с коллективом в 1200 человек. Специализируется он на растениеводстве и животноводстве, площадь общих сельхозугодий хозяйства превышает 200 тысяч гектаров, из которых 120 тысяч – обрабатываемые пашни.

Научный подход

Без глубоких знаний в таком трудном деле, как земледелие, не обойтись. Небольшая ошибка может погубить усилия нескольких месяцев и даже лет. Потомственный земледелец И.И. Насыбуллин убежден, что самодеятельность в его ремесле недопустима, и без научного подхода к земле хороших результатов не достигнешь. Потому специалистов для работы он приглашает в свое хозяйство экономически грамотных. В агрохолдинге каждыми пятью тысячами гектаров посевных площадей занимается высококвалифицированный агроном. Здесь умеют применять научные достижения. Сам Насыбуллин – дипломированный агроном, окончил Оренбургский государственный агроуниверситет, а три года назад защитил кандидатскую диссертацию на тему «Выращивание твердой пшеницы в условиях различных позиций южных и северных склонов». Все эти годы «Целина» стабильно занимает лидирующие позиции в регионе. И поэтому неслучайно в 2008 году Ильдара Ирмутовича наградили медалью Российского зернового союза.

Депутатское бремя

В 2006 году Насыбуллина избрали депутатом Законодательного Собрания области. На вопрос «Зачем взвалил на себя еще и эту ношу?» отвечает просто: «Хочу помочь людям, чтобы лучше жилось на селе». Почти половина населения губернии живет в сельской местности, а это более 900 тысяч человек, занятых в аграрном секторе.

– Работать на земле всегда было трудно, но, к сожалению, и сейчас российская деревня нуждается в системой государственной поддержке, – утверждает глава холдинга. – Я постоянно убеждаю своих коллег по Зак. собранию, что крестьянам надо помогать, давать деньги, выделять субсидии, и тогда мы сможем приносить прибыль и возродить село. Уверяю вас, сельское хозяйство – не «черная дыра».

Взгляд в будущее

До недавнего времени растениеводство было основным направлением в деятельности агрохолдинга «Целина». Сеяли мягкую и твердую пшеницу, подсолнечник.. Теперь упор делается на животноводство. Сегодня в хозяйстве 8,5 тысяч голов крупного рогатого скота, животноводство составляет 15% валового оборота. Генеральный директор ставит перед своим коллективом задачу увеличить эту долю до 30–40%, а дойное стадо – до двух тысяч голов. Но не все планы сбываются: – Пшеница сегодня никому не нужна, продаем ее ниже себестоимости. Я рассчитывал, что стоимость мягкой пшеницы будет 5 рублей, а твердой – 8. Но цены на них упали до 3 и 5 рублей соответственно. Поэтому в следующем году будем строить свой комбикормовый завод, чтобы не продавать продукцию «дяде» за бесценок.

Цена труда.

Ильдар Насыбуллин умеет экономно хозяйствовать и ценить каждый рубль, и не только свой: – Два года назад цены на хлеб выросли из-за увеличения стоимости зерна и муки. Теперь мы зерно продаем значительно дешевле, а хлеб граждане покупают все по той же цене. Кто наживается на этом? Торговые сети. Они булочку хлеба берут в пекарне и, ничего не производя, «накручивают» на нее баснословную наценку. То же самое и с мясом. Может, новый закон «О торговле» поможет? Если бы в стране ценовая политика, в том числе и на нашу продукцию, была более вразумительной, то и агропредприятия работали бы эффективнее. Нужен не дикий рынок, а плановое хозяйство. То, от чего мы отказались, и к чему на Западе пришли 15 лет назад. Спекулянтов и перекупщиков Ильдар Ирмутович не жалует, поэтому считает, что скот закупать лучше централизованно, без посредников. И вообще, хозяйствовать без души и совести сегодня нельзя, социальную ответственность бизнеса никто не отменял. Кстати, о душе… Результатом благотворительности агрохолдинга стала недавно построенная мечеть. А государство, считает Насыбуллин, должно побеспокоиться о сельской инфраструктуре, о дорогах и коммуникациях. Тогда уж наверняка крестьянин накормит страну.

Основатель Компании «Тенториум» — ХИСМАТУЛЛИН РАИЛЬ ГАБДУЛХАКОВИЧ

. Академик Международной Академии Наук апитерапии и пчеловодства
• Действительный член Академии бизнеса и предпринимательства
• Председатель координационного совета Международной общественной организации «Евроазиатский Союз «Апиэкология» («ЕАСА»)
• Один из авторов идеи научного открытия «Свойство ДНК–редуцирующих нуклеаз», лауреат золотой медали имени академика С.И. Вавилова РАН, золотой и серебряной медалей имени академика П.Л.Капицы РАЕН
• Лауреат золотой медали им. М.В.Ломоносова «За выдающийся вклад в развитие Российской науки, фундаментальные и прикладные исследования, обеспечение безопасности и здоровья граждан РФ»
• Лауреат Большой золотой медали международной Ассоциации содействия промышленности «За эффективное управление и творческий подход в области стратегического менеджмента» (Париж, Франция)
• Лауреат Премии Берлинского экспертного института, Европейской общественной комиссии, Института Европейской интеграции и Совета Европы и обладатель именного сертификата руководителя международного уровня.
• Лауреат «Медали Наполеона» французской Ассоциации содействия промышленности.
• лауреат Международной премии «Евростандарт» (Берн, Швейцария) за подвижническую деятельность в сфере становления и развития российской апитерапии и значительный вклад в охрану здоровья граждан РФ.
• Обладатель медали ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени «За достигнутые трудовые успехи и многолетний добросовестный труд»
• Почётный гражданин села Новый Артаул
• Автор более 40 научных работ

Знакомство Раиля Габдулхаковича с пчеловодством началось в начале 80-х годов. Семья Хисматуллиных приобрела один улей для опыления овощей. Сегодня Раиль Хисматуллин – Президент и Генеральный директор крупнейшего в отрасли холдинга по переработке пчелопродукции и производству на ее основе уникальных продуктов для поддержания здоровья.

Раиль Хисматуллин родился и вырос в рабочем районе г. Перми  –  Мотовилихе. Огромная промышленная зона района создавала здесь сложную экологическую обстановку, что отразилось на его здоровье ранним и тяжелым заболеванием  -  бронхиальной астмой. Этот диагноз был поставлен в 4-летнем возрасте, и в дальнейшем болезнь быстро прогрессировала, не позволяя полноценно жить.

Свой трудовой стаж будущий Президент компании начал радистом на машиностроительном заводе. Благодаря настойчивому характеру и живому уму Раиль сочетал работу с учебой. Спустя несколько лет он получил экономическое образование, освоил патентоведение. Встреча с очаровательной Наилей, студенткой Пермского мединститута, в последующем выпускницей Казанского мединститута им. С. В. Курашова, привела к созданию большой и дружной семьи Хисматуллиных. Сейчас в семье трое взрослых детей. Здоровье одной из дочерей доставило супругам особенно много хлопот, у нее обнаружили сосудистую опухоль – гемангиому, которая быстро прогрессировала. Родители проходили с больной дочерью длительные курсы лечения в Москве и вскоре оказались в критическом финансовом положении.

Чтобы как-то сводить концы с концами, на своем земельном участке Раиль начал выращивать овощи и, случайно прочитав в литературе сведения об опылении растений, завел для этих целей пчелиную семью. Наиля одобрила и поддержала мужа. Супруги, познакомившись с чудесным миром пчел, вместе окончили курсы по пчеловодству. Они стали широко использовать продукты пчеловодства в профилактике и лечении болезней, проводить эксперименты по пчелоужалению. Через некоторое время, казалось, произошло чудо.

Семья избавилась от своих болезней. Бронхиальная астма отступила! После изнурительной лучевой и химиотерапии, которые подорвали иммунитет дочери, у нее также началось явное быстрое улучшение!

Понимая, что чудес не бывает, Хисматуллины стали серьезно изучать апитерапию. Раиль продолжил образование в Российской академии пчеловодства, Наиля, закончив Вологодскую школу апитерапии, стала заведующей отделения апитерапии. Вскоре после получения замечательных результатов в лечении пациентов последние сомнения отпали: Хисматуллины поняли – мир пчел таит в себе огромные скрытые возможности, и при правильном применении апитерапия может вернуть утраченное здоровье и надолго продлить полноценную жизнь человека. Тогда и была определена главная цель супругов – нести здоровье людям, по возможности помогать им преодолевать жизненные препятствия.

В 1988 году Раиль Габдулхакович организовал и возглавил пасеку в объединении «Пермтара», где уже в первый год, благодаря ответственности, организаторским способностям и хорошему знанию производства, начал получать товарный мед. Тогда же им был организован первый в области пчеловодческий кооператив, который работал в сотрудничестве с Научно-исследовательскими лабораториями Пермского медицинского института (ЦНИЛ).

В 1990 году кооператив был преобразован в малое сельскохозяйственное научно-производственное предприятие Апицентр «Тенториум». Предприятие постоянно росло, и Раиль Габдулхакович непрерывно повышал уровень своего образования, обучаясь в школе управления Агропромышленного комплекса Пермской области, институте патентоведения, Академии пчеловодства, где получил специальность «Ученый-пчеловод (апидолог)». По окончании Академии началась активная научная и исследовательская деятельность: Раиль Хисматуллин вошел в состав научного координационного совета по апитерапии и пчеловодству при Госкомитете по науке и технике СССР, выпустил работы по использованию пчелиного яда и методике сбора пыльцы, перги и прополиса.  В 1995 году группой ученых, в работе которой принимал участие Раиль Хисматуллин, была выдвинута идея научного открытия «О свойствах ДНК-редуцирующих нуклеаз», которая в 2001 году получила государственную регистрацию и стала основой создания уникальных продуктов на основе продукции пчеловодства.

Главное достижение Раиля Хисматуллина как ученого, руководителя и организатора производства заключается в освоении переработки всех без исключения видов пчеловодческой продукции, в том числе и тех, заготовка и переработка которых никогда ранее не производились или производились в весьма ограниченных количествах; в создании крупного перерабатывающего предприятия, занимающегося промышленной переработкой пчеловодческого сырья и производством продуктов питания и косметических средств. Сегодня Компания «Тенториум» выпускает и активно использует в апитерапевтической практике более 100 различных наименований продукции. Это питательные драже, медовые композиции, восполняющие бальзамы, кремы, пеномоющие и косметические средства.

Расширение ассортимента перерабатываемой и выпускаемой продукции пчеловодства повысило рентабельность отрасли в Пермском крае в условиях жесткого экономического кризиса. Во многом благодаря подвижнической деятельности Раиля Хисматуллина край занимает лидирующие позиции в России по производству продукции пчеловодства и количеству пчелосемей (второе место по стране).
Президент «Тенториум» является инициатором нескольких крупных проектов, связанных с развитием и возрождением традиций российского пчеловодства. Благодаря его идеям в апреле 2007 года Компания «Тенториум» совместно с Министерством Социального развития начала работу по проекту «Самообеспечение малообеспеченных граждан», направленному на  мотивацию малоимущих семей к занятию пчеловодством. В 2008 году по инициативе Раиля Хисматуллина в Пермском крае был запущен проект Агрофраншиза по пчеловодству.

19-22 мая 2008 года в Москве в ходе Международной конференции «Пчеловодство XXI век. Темная пчела в России», проводившейся при содействии Международной федерации пчеловодческих союзов «Апимондия» Раиль Хисматуллин озвучил инициативу объявления 14 сентября Всемирным Днем Защиты Пчел, став основателем мощнейшего движения по возрождению пчеловодства и защите пчел во всем мире.

Где только не живут татары, куда только не забросала судьба наших соплеменников. Вот и в далекой от Казани Сибири живет немало татар. Например, в Тюменской области их насчитывается около 23-24 тысяч. Считается, что они составляют 7-8 процентов жителей области. Чем и как они живут, какие у здешних татар проблемы — об этом мы решили поговорить с Ринатом Насыровым. Он является председателем Исполкома Конгресса татар Тюменской области. Ринат - крупный бизнесмен, очень деловой и занятый человек, который работает сразу над несколькими крупными проектами. Но, тем не менее, вместе со своими друзьями, тоже деловыми людьми, он находит время заниматься и проблемами татар.

- Ринат, раcскажите, пожалуйста, нашим читателям о жизни татар в Тюменской области.

- В Тюменской области живет немало татар. Но у нас есть свои особенности, потому что здесь живут как сибирские, так и казанские татары, которые приехали сюда из Татарстана и Башкортстана. Причем есть и такие, которые живут здесь уже очень давно. Проживают они в основном в Тюмени и в расположенных около районах. А сибирские татары живут на севере области — в Тобольском, Вагайском районах.

В области есть несколько татарских национальных организаций. Например, в городе Тобольске очень активно работает общественная организация «Мирас»-«Наследие», которой руководит Луиза Шамсутдинова. Также организована и национально-культурная автономия сибирских татар и других татар, живущих в Тюменской области. Понимая некоторую нелепость названия нашей национально-культурной автономии и принимая во внимание ее не очень активную работу, в прошлом году мы создали новую организацию — Конгресс татар Тюменской области. Здесь мы не делим татар на различные группы, но, тем не менее, в работе учитываем такую особенность нашей области.

Но, к сожалению, приходится признать, что по сравнению с тем, что было лет 10-20 назад, активность татар, уровень их самосознания заметно снизился. Многие школы области, в которых шло преподавание татарского языка, закрылись. С учреждениями культуры та же беда. В Тюменской области нет ни одного профессионального татарского учреждения культуры. Правда, в Тюмени есть татарский городской культурный центр, но у него нет даже своего помещения. Также в городе нет и татарской гимназии.

- Кто в области в основном занимается татарами: проводит мероприятия, организует деятельность общественных структур, народа?

- На сегодняшний день так получается, что областная национально-культурная автономия не занимается особо активной деятельностью. Мы в основном работаем, существуем за счет пожертвования местных татар-бизнесменов. Мы организуем их через Конгресс татар Тюменской области. Очень многое делает для татар и президент Конгресса татар Тюменской области, мой друг и тоже предприниматель Нурулла Саттаров. Также к нашим национальным делам стараемся приобщить и татарскую молодежь — организуем для них татарские дискотеки, некоторых собираем в мечети. Ведь у современной молодежи разные интересы. Мы хотим привить им чувство гордости за то, что они являются татарами, хотим, чтобы они понимали, что знание родного языка, культуры, поможет им в дальнейшем. Они должны с детства расти с уверенностью в том, что то, что они татары, только поможет им в будущем. Ведь мы должны помогать, поддерживать друг друга, создавать татарскую элиту. Но пока такого понимания нет. Потому что понимания этого нет у татар-чиновников, работающих в руководстве области. Многие наши руководители-татары попросту бояться, что их заподозрят в симпатии к своему народу. Некоторые даже в мечеть ни разу не заходили, хотя, возможно, в душе и желая этого.

- Но, несмотря на это, национальная деятельность в области продолжается...

- Мы, конечно, стараемся что-то делать. Но ведь сейчас все делается только за счет денег и желания татарских бизнесменов и от случая к случаю, все это разовые мероприятия. Пока нельзя сказать, что ведется системная работа. Мы должны работать с татарами, начиная с рождения, с детских садиков, школ. Но для этого у нас нет базы. Поэтому, наше самое большое желание — открыть, наконец-то, в Тюмени татарскую гимназию, где наши дети смогли бы изучать родную культуру, язык, традиции. Конечно, работа над открытием этой гимназии уже ведется, но очень сложно в наших условиях добиться ее открытия. И все же, я думаю, что к 2009 году, мы сможем осуществить нашу мечту.

- В начале нашего разговора Вы упомянули о том, что в области проживают и сибирские, и казанские татары. Чувствуется ли эта особенность среди татар, проживающих в области, нет ли среди них какого-то обособления, разделения?

- Конечно, нельзя сказать, что ничего подобного вообще нет. Как бы там ни было, есть некоторые различия, особенности, например, даже в менталитете. Но народ вспоминает о том, какой он татарин — сибирский или казанский, только когда у него неустроенная жизнь. А если он доволен своей судьбой, жизнью, то о каком-то разделении среди татар забывается. К тому же, у нас очень хорошо понимают, что наши татарские проблемы мы сможем решить только сообща. Желающие раздуть эту проблему периодически находятся. Но мы стараемся противостоять им, и жить дружно, сообща.

Источник: intertat.ru

http://www.ktto.ru/ru/node/597

Мегдет Рахимкулов родился в России. Он – промышленник.

В середине девяностых годов прошлого столетия Газпром создал совместное промышленное предприятие Panrusgaz – в тандеме с венгерским нефтегазовым гигантом Hungary's oil & gas giant. В результате объединения на свет появилось мощное предприятие, руководителем которого был назначен бизнесмен Мегдет Рахимкулов. Кроме того в настоящее время миллиардер является владельцем десяти процентов акций промышленного объединения.

Одновременно Газпром приобрел венгерское финансовое предприятие Altalanos ErtekForgalmi Bank (AEB) – для осуществления многочисленных операций с платежами венгерских клиентов. Мегдет Рахимкулов возглавил данную организацию, а по прошествии некоторого времени приобрел ее, выкупив у Газпрома.

Несмотря на то, что банк Altalanos ErtekForgalmi Bank (AEB) оказался чрезвычайно прибыльным предприятием, миллиардер Мегдет Рахимкулов в 2007-ом году продал его, а на вырученные деньги приобрел акции компании MOL, а также - предприятия OTP – одного из самых крупных и значимых банков в Венгрии.

Не так давно миллиардер заявил, что о том, что желает увеличить собственную долю в венгерском банке - OTP. Средства массовой информации посчитали, что речь идет о большом количестве процентов, однако Мегдет Рахимкулов опроверг мнение СМИ. Он сказал, что его собственная часть предприятия - это шесть процентов, и есть желание увеличить ее лишь до девяти процентов, но не более.

Не удивительно, что по поводу данного решения миллиардера возникли столь ярые споры. На самом деле банк ОТР остается последним из главных национальных банков, в котором большая часть инвесторов - это венгерские предприниматели. Вероятно, не всем кажется правильным столь активное участие русского инвестора в ОТР.

О том, как будут развиваться события дальше – покажет время.

Цитата    «У меня нет дорогой недвижимости, яхт, самолетов. У меня есть семь внуков. Вот в этом счастье». Интервью Forbes, апрель 2009 года.

 

Рыбный магнат из Татарстана чуть не разорился из-за санкций. Но в итоге купил рыбкомбинат в Подмосковье и развозит товар по всей России

«В торговле возник вакуум продукции из лососевых пород рыбы. И к нам обратились федеральные сети, к которым мы стучались годами. Кризис — это новые возможности», — рассказывает об изменениях на рыбном рынке бывший владелец казанской компании «Три кита» Раиль Сабиров. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал, как сначала пытался гнать норвежское сырье через Беларусь, а потом решил перерабатывать рыбу сам, отказавшись от аутсорсинга. В Татарстане не пошло, в Калининграде тоже, но он не отчаялся.

Раиль Сабиров: «Непросто выходить из зоны комфорта, но другого способа сохранить бизнес не было»

Фото: «БИЗНЕС Online»

 

НАМ ОБРАТИЛИСЬ ФЕДЕРАЛЬНЫЕ СЕТИ, К КОТОРЫМ МЫ СТУЧАЛИСЬ ГОДАМИ»

 Раиль Галимзянович, c момента последнего интервью нашему изданию у вас в бизнесе, вероятно, произошли изменения?

— C 2013 года много что произошло: санкции, банковский кризис, девальвация рубля. Поэтому все изменилось, Появились новые правила игры на рынке и новые игроки. Мы поняли, что работать на сырье, которое мы закупали в Норвегии, уже не сможем.

 Это стало дорого с изменившимся курсом валюты?

— Да. Цена на сырье выросла почти в три раза. Оно стало дороже готовой продукции, которую мы до этого поставляли в торговые сети.

Как следствие, цена на рыбу увеличилась в разы. Это, конечно же, начало отталкивать покупателя. Судите сами: он привык за 200-300 грамм слабосоленой красной рыбы отдавать в районе 100-150 рублей, а теперь должен был потратить больше 300. Это был психологический барьер. И чтобы люди привыкли, должно было пройти даже не полгода, а год. Естественно, никто не хотел терять продажи — начали использовать более дешевое сырье, экономить на разделке рыбы, ее упаковке и т. д. А это отразилось на качестве продукта и дало дополнительный отток покупателей.

Например, начали работать с чилийским сырьем. Но где находится Чили и где Россия?

«Сейчас мы ежемесячно выпускаем порядка 160-180 тонн готовой продукции из красной рыбы»

Фото предоставлено Раилем Сабировым

 

 Логистика выходит дорогая?

— Дело даже не столько в логистике, а в том, что рыба оттуда поступает замороженная, а не охлажденная. Само качество сырья на входе в цех другое. Оно уже не держит форму: плывет. Как следствие, мясо не такое плотное, да и вкус не тот.

 И большой был отток покупателей?

— Это был колоссальный провал продаж: процентов на 70-80 от прошлых объемов. Мы его почувствовали уже в 2015 году. Перешли на отечественное сырье, а оно тоже оставляло желать лучшего.

А качественное сырье тогда, кстати, начали поставлять через Белоруссию в виде полуфабрикатов из той же Норвегии.

 Это как в известной истории с белорусскими креветками?

— Да, выращиваемых на картофельном поле (улыбается). Беларусь стала клондайком для российского рыбного бизнеса. Многие начали открывать там цеха: завозить норвежское сырье, разделывать и в виде полуфабрикатов, пластов, оно стало поступать в Россию. Там после вторичной переработки их выпускали на рынок в виде готовой продукции.

Но валюта, за которую закупали сырье в Норвегии, дешевле не стала. Плюс добавочная стоимость, логистика. Все это отразилось на конечной стоимости. И продукт из массового превратился в премиальный.

— Наверное, вы тогда всерьез задумались о том, как быть?

 Вплоть до того, что готовы были закрыться.

Я ввел на предприятии режим «Кризис менеджмент». Итоги подводили каждый квартал. Не вышли на планируемые показатели — затягиваем пояса сильнее. Два квартала прошли с отрицательными показателями прибыльности, на третий вышли в ноль. Поймали баланс и уже смогли дышать свободнее. Непросто выходить из зоны комфорта, но другого способа сохранить бизнес не было.

Тогда очень много компаний позакрывалось. Мелкие игроки сразу ушли с рынка, потому что и так были на грани выживаемости, а крупным в силу своих масштабов было сложно перестроиться. У федеральных компаний все производство было заточено на качественное сырье и они были сильно завязаны на Норвегии.

В торговле возник вакуум рыбной продукции лососевых пород. И к нам обратились федеральные сети, к которым мы стучались годами. Например, та же Х5 (сети «Карусель», «Перекресток» и «Пятерочка»). То есть произошла обратная ситуация: кризис — это же новые возможности. Прежде средние игроки как мы, которые работали как с высококачественным, так и среднего уровня сырьем, не могли попасть на полки федеральных сетей, потому что там уже хорошо сидели производители с общеизвестными брендами, у которых все отработано по высокому стандарту: есть не только собственные производственные мощности, но и логистические службы.

Рынок изменился кардинально. Ритейлу была нужна недорогая рыба. Мы стали выстраивать работу с отечественными рыбными хозяйствами. Так у нас появилось сырье из Мурманска, Карелии, Осетии, Армении. Это помогло нам зайти в федеральные сети. Другой вопрос, что мы были не готовы физически обеспечить тот объем, который они запрашивали.

«ЭТО ЖЕ ВАША ЧАСТНАЯ ИНИЦИАТИВА, ТАК ЧТО ДАВАЙТЕ САМИ»

— И вы задумались о поиске дополнительных мощностей?

— Я даже купил у нас в Татарстане, в селе Нармонка, заброшенное здание «Татплодовощпрома».

— Выгодно купили?

— Еще непонятно, кому выгодно, когда приобретаешь строение советских времен, которое нужно перекраивать согласно новым техническим требованиям.

К тому же, если рядом проходит газ, это еще не означает, что тебе этот газ дадут. Точно так же, если в поселке по соседству есть очистные сооружения, это не значит, что ты сможешь к ним присоединиться. А стоки в рыбном производстве очень большие: с водой связано много операций.

«Если в поселке по соседству есть очистные сооружения, это не значит, что ты сможешь к ним присоединиться. А стоки в рыбном производстве очень большие: с водой связано много операций»

 

Фото предоставлено Раилем Сабировым

 

 Одним словом, вы снесли купленное здание?

— Нет, стали приспосабливать. Развернули стройку на площади в 4 тысячи «квадратов». Но по проекту посчитали одно, а когда уже всерьез ввязались, сумма стала увеличиваться в разы. Одним словом, как в пословице «гладко было на бумаге, да забыли про овраги».

Я понимал, что реализовать этот проект в Татарстане будет очень долго, дорого и самое главное — очень сложно. Мы же рассчитывали еще и на какую-то поддержку.

 Вы ранее говорили об идее частно-государственного партнерства. Это должен был быть такой случай?

— Да. Мы писали бизнес-планы, делали проекты, обращались к властям. Но в итоге нам сказали: «Это же ваша частная инициатива, так что давайте сами».

У нас в Татарстане еще и вода не вполне соответствует требованиям, которые необходимы для рыбного производства. Она очень жесткая: в разы превышено содержание железа. Это решаемо, но опять же нужны водоподготовительные сооружения.

— То есть снова вложения?

— Да. И я решил реализовывать проект там, где больше возможностей. Перебрался в Калининград на готовую площадку — бывший мясоперерабатывающий комбинат «Гурман». Мой партнер был ее собственником. Его квалификация и опыт сильно помогли при запуске этого проекта. Мы брали сырье на Фарерских островах: качественно и вкусно. Все-все нравилось, но, к сожалению…

Мы еще могли держаться, когда доллар стоил 55-57 рублей, но когда он перепрыгнул отметку в 60 рублей, мы перестали быть в рынке. Плюс сырье шло 3-5 дней, а всем же надо как пирожки из печки  все свежее. Поработав в Калининграде полгода, мы поняли, что дальше двигаться не сможем.

— Это же совсем немного!

— Достаточно для того, чтобы понять, что незачем целый год генерировать убытки. Когда там была экономическая зона, люди выживали за счет налоговых льгот. А потом случился массовый исход: цеха бросали. Сейчас их можно купить за копейки. Только зачем? Режим для предпринимателей там сегодня неблагоприятный, хотя очень развита рыбная инфраструктура.

Тем не менее, это тоже опыт. Я понял, что нужно открывать производство там, где есть хорошая сырьевая база и рынок сбыта на всю Россию. Искал площадку в Москве и Московской области, и в прошлом году таки нашел. Это было действующее рыбо-перерабатывающее предприятие «Ассоль». До сих пор слышу от коллег: «Как тебе повезло!».

«В торговле возник вакуум продукции из лососевых пород рыбы. И к нам обратились федеральные сети, к которым мы стучались годами»

Фото предоставлено Раилем Сабировым

 

«КОГДА РАБОТАЕШЬ ПО 25 ЧАСОВ В СУТКИ, ХОЧЕТСЯ И ПОСПАТЬ ЧИСТО ПО-ЧЕЛОВЕЧЕСКИ»

 Вы нашли эту площадку не через открытую продажу?

— Нет, по своим каналам.

— Тогда это действительно везение.

— На самом деле везет тому, кто везет… Это вывело нас на совершенно другой уровень. Мы впервые за 4 года смогли обеспечить всех рыбной продукцией в полном объеме. В ноябре–декабре нам ее, как и всем остальным, никогда не хватало, а это упущенная прибыль. Размещаясь на аутсорсинге — сторонних рыбо-перерабатывающих цехах — ты всегда идешь вторым эшелоном. Сначала собственник производства выпустит товар под своим брендом и с совершенно другой добавленной стоимостью.

 В какую сумму вам обошлась покупка этого предприятия и за какой срок вы планируете «отбить» вложения?

— Цену сделки не назову: это коммерческая тайна. Я взял кредит, кроме того, потратил часть собственных средств. Это не просто приобретение основных средств. Нужен еще и оборотный капитал. Хорошее сырье можно получить только по предоплате. Окупить инвестиции рассчитываю за три-четыре года.

— А как же компания «Три кита»?

— Я продал ее своему бывшему сотруднику, который, кстати, у нас же размещает заказы под этой маркой.

Сейчас мы ежемесячно выпускаем порядка 160-180 тонн готовой продукции из красной рыбы.

«У всех поставщиков разные цены, разная технология выращивания рыбы»

Фото предоставлено Раилем Сабировым

 

Как у вас соотносятся рыба и икра?

— Примерно 80 к 20 процентам.

 Но ведь раньше икра была у вас в приоритете?

— Теперь икра у нас уже не номер один. Прежде по ней все было замечательно, а по рыбе очень плохо. Нужно было спасать ситуацию. Мы это сделали. Все силы ушли на рыбу и по икре мы чуть уступили позиции: невозможно было разорваться.

Кстати, по икре ситуация тоже изменилась в корне. Я планирую в этом году запускать цех по ее производству там же, в Подмосковье. Возможности есть. Сырьевой ресурс, слава Богу, тоже.

Вообще я хочу реализовывать в год по одному бизнес-проекту. В динамике интереснее жить. Это привносит в жизнь дополнительный драйв (улыбается).

 Одним словом, теперь у вас все прекрасно?

— Я мог бы так сказать, если бы мы с вами беседовали, проплывая на яхте мимо острова Сардиния (улыбается). Конечно, проблемы есть. Я взялся еще и за дальневосточную рыбу: горбушу, кету, нерку. Думал, что она технологически будет перерабатываться так же, как семга и форель. Ан нет, сложнее: она мелкая, мясо «капризное». Я начал делать это в ноябре–декабре, когда и так не хватает ресурсов, а мы тут еще стали экспериментировать.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

«Когда у тебя чередуются падения-взлеты-падения, но ты не опускаешь руки, а, засучив рукава, сам встаешь у руля, занимаясь всем от и до — от закупки сырья до продаж — ты как предприниматель испытываешь кайф»

 

Фото: «БИЗНЕС Online»

 В результате вы отказались от дальневосточной рыбы?

— Нет, просто надо перестроить производственно-технологическую схему. У нас на одной территории две площадки. Одно здание будет отдано под лососевую группу — семга, форель, другое — под дальневосточную рыбу.

 Вся эта инфраструктура досталась вам в наследство или вы выстроили ее сами?

— Многие создают производственные площадки без рынка сбыта, а потом бегают ищут где бы встать на полку. У нас уже все было: и площадки, и логистика, и «живая» клиентская база.

 Куда вы поставляете свою продукцию?

— Мы работаем по всей стране. У нас есть своя служба доставки. Также взаимодействуем с крупными логистическими компаниями. Мы охватили достаточно большую территорию. Конечно, все это случилось благодаря крупным федеральным сетям. Если говорить про «Магнит», мы сначала зашли в три распредцентра, сегодня их 16, а по некоторым позициям доходит и до 25.

Наша продукция под маркой «Гурман» была представлена в 14 тысячах магазинов этой сети. Начали было работать с 34 РЦ: не выдержали. Я понял, что это пока еще не наша весовая категория.

 Ваше производство — четко отлаженный механизм с постоянными отгрузками товара?

— В декабре, когда самый высокий сезонный спрос, производство от безысходности работает круглосуточно. Но я все-равно был вынужден обратиться по старой памяти к другим производителям, иначе мы просто могли сорвать поставки.

 Какой у вас штат?

 На производстве занято больше 75 человек. В декабре нам еще дополнительно пришлось нанять 20. Сегодня штат составляет больше ста человек, плюс временные «наемники».

Поступил заказ, неважно есть или нет у тебя сырье, люди, вода, электричество, упаковка и т. д., ты обязан поставить готовую продукцию в торговлю. Иначе нарвешься на штрафные санкции и в конечном итоге из-за слабого сервиса можешь потерять контракт. Я говорю не только о сети «Магнит», есть и другие ретейлеры с высокими требованиями. «Пятерочки», судя по тому, сколько поглощают рыбы, вообще кашалоты.

— Вы должны радоваться.

— Я радуюсь, потому что это новые возможности. Но иногда, когда работаешь по 25 часов в сутки — мы просто на час раньше встаем — (улыбается), хочется и выспаться чисто по-человечески. Помню, как-то в разгар сезона произошла авария — порвали силовой кабель на трассе. Цех встал на сутки. Вдобавок уволился коммерческий директор и еще логист заболел. Я не спал почти трое суток: ничего, не умер. Даже интересно было: смогу или не смогу. Выдюжил, вспомнив времена своей предпринимательской молодости.

«Производство продукта... занимает 5-7 дней. Это целый технологический процесс со строжайшим соблюдением санитарно-гигиенических норм»

Фото предоставлено Раилем Сабировым

 

— Площадка в Подмосковье появилась у вас вовремя?

— Нет, с опозданием на год-два. Если мы можем перерабатывать максимум 200 тонн сырья в месяц, то требуется больше чем в два раза. Примерно 500 тонн.

 Какие, на ваш взгляд, перспективы у рыбной отрасли?

— Пройдет еще 3-4 года, российские рыбные хозяйства разовьются в достаточной степени и предложение превысит спрос.

Некоторые переработчики сами начали открывать рыбные хозяйства. К примеру, много их появилось в Мурманске. У той же «Русской рыбной компании» там свои садковые хозяйства.

 Это пока не ваш уровень?

— Нет, но мы об этом задумываемся. Это было бы просто идеально: полный цикл. К тому же ты будешь знать, как рыбу выращивали, чем кормили и что предприняли для того, чтобы сохранить качество мяса. К примеру, перед тем как рыбу забить, ее надо держать два-три дня в голоде. Тогда мясо становится более плотным. К сожалению, рыба при этом теряет в весе.

 Сколько нюансов…

— Да, при производстве нужно соблюсти больше 100 технологических пунктов. И они все дополняются и дополняются. Мы уже вышли за 127 и, думаю, на этом не остановимся.

«НАМ СКАЗАЛИ: «НУ ПИПЛ-ТО ХАВАЕТ»

— В одно время рыбная продукция перешла чуть ли не в премиальный класс.

— Те из покупателей, кто не был готов переплачивать за рыбу, переключился на сегмент супер-эконом. Но потом они задались вопросом зачем, если вынуждены выбрасывать половину продукта из-за того, что он не вкусный.

Требования к качеству у сетей подросли. Переработчики стали поднимать его уровень. Путем проб и ошибок мы достигли в плане цены золотой середины. В сегмент «эконом» даже соваться не будем. Нам этого не надо.

«Покупатель привык за 200-300 грамм слабосоленой красной рыбы отдавать в районе 100-150 рублей, а теперь должен был потратить больше 300»

Фото предоставлено Раилем Сабировым

 

— Больше хлопот, чем прибыли?

— Ну конечно. Сами посудите: изготовил ты по просьбе клиента продукт супер-эконом, а его не раскупили. Тебе предъявляют претензии по качеству и ты вынужден забрать товар на списание. Где тут бизнес?

Хотя некоторые производители еще продолжают заниматься сегментом супер-эконом. Одно дело, когда ты покупаешь форель как сырье за 500-520 рублей за килограмм, и другое за 360-380 рублей. Это тоже форель, но кто знает. как ее выращивали? Соответственно, есть разница в сырье по цвету, плотности и т. д. Некоторые красят такую рыбу по полной программе, превращая ее из бледной в красную, и продают.

— Вы как специалист эту разницу видите, а покупатель, думаю, не всегда.

— Посмотрите на рыбу. Если ее волокна (жировые прожилки) светлые, это не крашеная рыба. Если же они розовые, то она прокрашена.

— К сожалению, в число фальсифицированной продукции попала и икра. Как-то по телевидению показывали ее проверку: в иных случаях икринки даже пружинили.

— Раз уж вы затронули эту тему: в позапрошлом году мы потеряли очень большую долю рынка по икре, потому что в сети зашел фальсификат. Он заполонил всю Россию.

Наша икра в магазине стоила порядка 400 рублей и больше за жестяную баночку объемом 130 грамм, а фальсифицированная в районе 200 рублей. Когда я в одной из сетей увидел колоссально низкий ценник — у меня даже себестоимости такой не было — купил баночку этой икры. Открыл: плотная, сухая.

— То есть с виду все как должно?

— Да. А потом попробовал и понял, что это искусственная икра, смешанная с рыбьим жиром: есть запах рыбы, плюс добавки. Это просто какое-то левое производство под видом официального: наклеивают этикетки известных производителей и заваливают магазинные полки.

Я, кстати, поинтересовался в магазинах, есть ли возврат: «Не особо». Мы сдали эту икру в лабораторию: по микробиологии все хорошо. Конечно, будет хорошо, потому что продукт-то не живой. Там просто нет никакой биологии: все мертво. И в этом году есть попытки продажи фальсификата. Мне звонят: «Не можем понять, что за икра». Выслали фотографию, так там даже размер икринок разный. Говорю: «Посмотрите, глазки есть?». В настоящей икре они должны быть, это же зародыш рыбы. — «И как эта икра ведет себя во рту?». — «Катается как шарик». «Ну все понятно: это желатин, смешанный с рыбьим жиром».

«Самая вкусная рыба, неважно откуда она, это свежая рыба. Поэтому самое главное — это контроль входного охлажденного сырья»

Фото предоставлено Раилем Сабировым

 

— Не будешь же всем говорить, что продукт не натуральный?

— Почему? Я искренне пытался бороться с этим явлением, объясняя в торговых сетях, что они продают. Знаете, что мне сказали по поводу этой лжеикры? Ну пипл-то хавает! Нас, говорят, все устраивает. Но рынок все-равно выправляет ситуацию: вторично такую икру редко покупают.

«САМАЯ ВКУСНАЯ РЫБА — ЭТО СВЕЖАЯ РЫБА»

— На некоторых рыбных консервах написано «Сделано в море»: правда-не правда? Покупатели верят.

— Такой маркетинговый ход имеет место быть. В то же время некоторые продукты делают действительно у моря, или в море на плавбазах. Но они все-равно будут проигрывать тем, кто изготавливает непосредственно здесь и сейчас. Самая вкусная рыба, неважно откуда она, это свежая рыба. Поэтому самое главное — это контроль входного охлажденного сырья.

Раньше мы были вынуждены работать с тем сырьем, какое есть.

— Потому что иного все-равно было не дано?

— Иное было, но не для нас — для крупных производителей, которые заранее фрахтовали себе объемы. В той же Карелии их несколько, и у всех разные цены, разная технология выращивания рыбы. Мы отобрали себе поставщиков путем проб и ошибок, рекомендаций, опыта предыдущих лет. Но у них тоже бывает разное сырье. Рыба это же живой продукт. Пока она растет, могут меняться погода, вода, корма — да все, что угодно.

В этом году стали закупать сырье напрямую у фермеров, чтобы быть уверенным в качестве своего продукта. Оно же на 90 процентов зависит от качества входящего сырья.

У нас достаточно жесткие договорные условия. Если рыба не соответствует критериям, которые нас устраивают, можем машину и развернуть. Если хочешь стать сильным игроком, должен выдерживать высокие стандарты производства. В то же время цена остается таким же ключевым фактором. Сети расслабиться не дадут (улыбается).

«Нужно иметь товарный запас: с колес работать очень тяжело»

Фото предоставлено Раилем Сабировым

 

— Кажется, вы одними из первых стали доставлять свою продукцию в магазины на собственном автотранспорте, чтобы сохранить ее качество.

— Однозначно. Кажется, что в логистике нет ничего сложного: загрузил, доставил, выгрузил. А на самом деле крайне важно как товар загрузили, при каком температурном режиме и соблюдался ли он в пути следования. Если включить рефрижератор, мощность двигателя теряется и машина так сильно уже «не тянет». Поэтому водитель может отключить рефрижератор и спокойно себе ехать. Думает, что нагнал скорость и все прекрасно.

— Ему важно быстрее доставить груз?

— Для него, в первую очередь, важно быстрее приехать домой и еще сэкономить бензин. Мы уловили этот момент: стали устанавливать систему контроля температуры. Контроль ведется через GPS-сигнал и записывает информацию на сервер во время всего пути следования. Логист ежедневно мониторит каждую машину, отбывшую в дальнюю командировку: во сколько выехала, какая температура была во время погрузки и в пути следования в фургоне и какая при сдаче, во сколько она прибыла в конечный пункт.

В распредцентре сетей служба приемки и контроля качества тоже проверяет температуру на соответствие допустимой норме. Берет образцы: и не просто с верхних рядов, а с разных паллет на свое усмотрение. Если все в порядке, товар принимают. А вот что происходит дальше, мы отследить уже не можем. Надеемся, что у ритейлеров такая же высокоорганизованная служба хранения и доставки по всей сети.

— Вы ранее возмущались, что продукция портится и ее возвращают: «Забери свой тухляк». Но торговые сети как будто ограничили в этом плане.

— Принят закон о запрете возврата нереализованной продукции производителю. Только вот этот закон работает не для всех. Хотя те, кто его не соблюдает, себе же делают хуже, так как поставщик закладывает в наценку риски по возвратам — до 5-10 процентов, и цена товара на полке становится выше. Как следствие, происходит потеря среднего чека и трафика, а это основные показатели для торговой сети.

«Дисциплина — ключевой фактор на предприятии, особенно пищевом»

Фото предоставлено Раилем Сабировым

 

— Участники рынка говорят, что за ширмой все-равно идут договоренности: не заберешь…

— Не будешь работать. Хотя многие ритейлеры поняли, что этим вопросом надо действительно заниматься: менять оборудование, условия по приемке качества товара, работать с витринами и т. д. А кто-то как не чесался, так и не чешется: ты видишь, что твоя продукция хранится при температуре плюс 10 градусов, а рядом может лежать колбаса или сыр. Или порой говорят: «Что-то у вас рыбка бледная стала». Конечно, она же неделями лежит под софитами! Это сейчас федеральные сети закон соблюдают по всем статьям. А прежде нам многое пришлось пережить.

 Раньше вы говорили, что до рыбной продукции химия пока не дошла. Сейчас это уже свершившийся факт, если ее требуется хранить 45 дней?

— Да, этого требует рынок. Я был категорически против. Если дашь рыбе долгий срок хранения, то никак не обойдешься без добавок. Даже если при сроке годности не более 30 дней на упаковке написано, что там только рыба, соль, вода, это однозначно обман потребителя. Соль — естественный природный консервант, но, к сожалению, при плюсовом температурном режиме и долгом хранении его уже недостаточно. Эти добавки безопасны для здоровья человека, но на вкус они, конечно, влияют.

— Как долго длится обработка рыбы, прежде чем она попадает в магазины?

— Производство продукта от поступления сырья в цех разделки до выхода готовой продукции занимает 5-7 дней. Это целый технологический процесс со строжайшим соблюдением санитарно-гигиенических норм.

После разделки рыбу фильтруют и отправляют на посол. Он длится три дня. У нас практикуется влажный посол в специально приготовленном тузулуке (рассоле). Сутки отводятся на стекание тузулука, еще столько же времени нужно для выравнивания солености. Затем филе рыбы (пласт) поставляют на виды разделки, укладывают в вакуум. Далее фасуют в коробки и отправляют на склад. Нужно иметь товарный запас: с колес работать очень тяжело.

«После разделки рыбу фильтруют и отправляют на посол»

Фото предоставлено Раилем Сабировым

 

— С какими торговыми сетями вы сотрудничаете?

— Со многими крупными региональными и федеральными сетками: «Ашан», «Метро», «Лента», «Дикси», «Гиперглобус», «Авоська», «Иштрейдинг», «Молния», «Леон», «Семья», «ВкусВилл».

— Сколько времени приходится ждать оплаты товара?

— Федералы работают в рамках закона «О торговле», поэтому платят как часы. Процентов 80 оборота у нас приходится на эти сети, поэтому мы финансово устойчивы. А с прочим ретейлом как договоришься: от 45 до 120 дней и более. К сожалению, так, но риск до 20 процентов допустим.

«ДО 2014 ГОДА РУЛИЛИ БРЕНДЫ, А СЕЙЧАС МАГИЧЕСКОЕ ДЕЙСТВИЕ ИМЕЕТ СЛОВО «АКЦИЯ»

— Теперь перед вами открыт огромный рынок сбыта? Москва, как известно, все съест.

— Да, Первопрестольная сама по себе большая. Опять же, москвичи потребляют больше рыбных продуктов из расчета на душу населения и это радует. Я люблю смотреть, как люди выбирают товар на полке. Сам общаюсь с покупателями на тему того, почему они сделали именно этот выбор. Это дает колоссальную обратную связь. Так сказать, живой мониторинг рынка. Если до 2014 года рулили известные бренды, то сейчас магическое действие имеет слово «акция»: покупают то, что привлекательнее по цене.

— Предлагаемые по акции продукты имеют подвох?

— Прямой зависимости нет. Мы тоже продаем рыбу по акции. Это ни в коем случае не значит, что она сделана хуже. К примеру, акции объявляют, когда происходит затоваривание складов. Предлагаешь торговой сетке: «Готов дать аукционную цену». Если она их не устраивает, торгуемся. Не сторговались — идем с предложением к другим.

А иные ретейлеры, которые зачастую просто выживают, сами просят: «Нам нужна акция. Хотим цену на 30 процентов ниже». — «Это невозможно». — «А нам надо». — «Ну хотите, дадим». Подбираешь дешевое сырье, плюс используешь определенные технологические хитрости. Естественно, это отражается на качестве продукта. Они свое получили: низкую цену, я получил от них лояльность. А то, что к ним из-за этого перестает ходить покупатель, они, видимо, уже не отслеживают.

«Очень большая проблема — кадровый вопрос»

Фото предоставлено Раилем Сабировым

 

— У вас была собственная розничная торговая сеть.

— Да, она включала в себя порядка пяти магазинов в Казани. Но я еще в 2017 году закрыл эту сеть, а оборудование распродал. Опыт оказался не успешным.

— В чем причина?

— Либо самому надо было вставать за прилавок и продавать, либо постоянно обучать продавцов, потому что все очень сильно зависело от их квалификации.

Например, икру в жестяной банке они воспринимали как консервы. Хотя я говорил им: «Читайте, написано: хранить при температуре от минус 4 до минус 6 градусов». Нет, они выкладывают ее на витрину при плюсовой температуре. В результате икра портится, покупатели ее возвращают.

Или закончилась смена, уберите весовую икру в холодильник. Не убирают — ленятся или просто забывают и икра снова портится. Раз сказал, два сказал: не понимают. Негодный товар начинаешь «вешать» на продавцов, а они пытаются его продать. Приходят возмущенные люди: «Что вы нам продали?!».

— Замкнутый круг?

— Именно. Или же, допустим, покупатель захотел семгу, а ему продали кету по цене семги. Продавец объясняет потом, что перепутала ценники. Намеренно или специально, не понятно. Начинаешь ругать продавцов: уходят. Других набираешь — опять обучаешь.

— Если человек заинтересован, он должен во все это вникать.

— Это так, но, к сожалению, уровень квалификации продавцов в рыбной гастрономии очень низкий. Ты должен знать, что продаешь. Расскажи, что это и откуда, дай попробовать. Но чтобы продавцы это делали, надо их заставлять, ставить супервайзера, контролеров. Одним словом, этим просто надо заниматься. Я знаю примеры очень успешных сетей. Некоторые даже ушли от опта и занимаются только розницей. Но владельцы этих магазинов, можно сказать, живут в этом бизнесе.

«РАНЬШЕ ВСЕ ТВЕРДИЛИ „МАРКЕТИНГ“, А ТЕПЕРЬ НИКТО НЕ ХОЧЕТ ТРАТИТЬ ЛИШНИЕ ДЕНЬГИ»

— Несмотря на то, что РПК «Ассоль» вы приобрели только в прошлом году, в рыбном бизнесе вы с 2002 года. Какие годы работы были самыми сложными?

— Фактически я весь минувший год занимался РПК «Ассоль», хотя юридически моя семья имеет к нему отношение только с сентября. Да, я в этом бизнесе уже 18 лет. В 2015–2016 годы мы сильно упали в обороте. После 2014 года рынок сильно «причесался».

Но могу сказать: когда у тебя чередуются падения-взлеты-падения, но ты не опускаешь руки, а, засучив рукава, сам встаешь у руля, занимаясь всем от и до — от закупки сырья до продаж — ты как предприниматель испытываешь кайф.

«Рыба это же живой продукт. Пока она растет, могут меняться погода, вода, корма — да все, что угодно»

Фото предоставлено Раилем Сабировым

 

 

 

— Какие изменения очевидны на рынке?

— Если раньше все в один голос твердили «Важна дистрибьюция, маркетинг», сейчас никто не хочет тратить лишние деньги: они зарабатываются все сложнее. Остался бизнес в сухом остатке.

Мой секретарь это, по большому счету, мой телефон. Практически вся записная книжка находится в WatsApp. Даже от электронной почты уже начали отходить.

У меня нет личного водителя и помощника. Ничего этого мне не нужно. И функционал менеджеров скоро будет не нужен. Сейчас электронная подача заявок: компьютер сам считает сколько продукции требуется поставить. Оператор эту информацию обработает и сопроводит. И он один может обслуживать несколько сетей.

— Кто сейчас ваши основные конкуренты на российском рынке?

— Федеральные игроки: в разных регионах разные.

— Вы и сами вышли на федеральный уровень…

— Да. Но у нас еще нет такого запаса прочности как у них.

— Кто самый сильный?

— «Русское море», «Санта-Бремор». В то же время это наши недавние партнеры. Мы долгие годы, а компания «Три кита» продолжает это и по сей день, параллельно занимались дистрибьюторским бизнесом, закрывая все Поволжье и Урал.

«ПРИХОДЯТ НОВЫЕ РУКОВОДИТЕЛИ: ЧУТЬ ЛИ НЕ СО СВОИМ УСТАВОМ В ЧУЖОЙ МОНАСТЫРЬ»

— Вы производством в Подмосковье управляете дистанционно или ваша жизнь — это постоянные переезды туда-сюда?

— Сначала у меня был вахтовый режим: месяц тут, месяц там. Семья-то у меня осталась в Казани. Не скрою, это был непростой шаг. Я пошел на него сознательно. Конечно, есть определенные издержки. Близкие, слава Богу, это понимают. К тому же это, можно сказать, общее дело.

«Затем филе рыбы (пласт) поставляют на виды разделки, укладывают в вакуум»Фото предоставлено Раилем Сабировым

— С какими проблемами на производстве вы сталкиваетесь?

— Очень большая проблема — кадровый вопрос. Приходят новые руководители: чуть ли не со своим уставом в чужой монастырь. Кто-то из подчиненных сразу увольняется. Ты вроде бы все продумал, а тут возник человеческий фактор: «Я привык работать по-другому». Говоришь: «Нет, надо так: таковы новые требования и т. д.». Но силом же никого не заставишь работать.

— У вас супержесткие условия или у людей элементарно проблемы с работоспособностью?

— К сожалению, менталитет такой: работник думает, что ты должен платить ему уже за то, что он числится у тебя в штате.

Руководитель отдела или бригадир несет ответственность за своих подчиненных. Меня не интересует, что «не успел», «не знал» или «забыл». Когда в компании есть жесткая вертикаль и контроль, это будет работать. А саботирование, игнорирование и тому подобное надо сразу пресекать. Бывает, что люди начинают шантажировать: «Мы увольняемся».

— Когда знают, что вам нужна их квалификация?

— Да, особенно когда на производстве горячий момент: где быстро найдешь замену? Я человек компромисса: всегда стараюсь договариваться. Но когда мне выдвигают ультиматум, я никогда на это не ведусь, чего бы мне это не стоило. Дисциплина — ключевой фактор на предприятии, особенно пищевом.

Не должно быть любимчиков, точно так же не стоит прощать кому-то ошибки за выслугу лет. В свое время ты за ударную работу получал зарплату, премии, бонусы. А сейчас требования рынка выше, поэтому у нас подход такой: либо ты растешь и развиваешься, чтобы соответствовать этим требованиям, либо мы ищем тебе замену.

— Вы используете какие-то управленческие ноу-хау?

— Например, внедрили систему Customer Relation Management (CRM), что можно перевести как «Управление взаимоотношениями с клиентами». Она позволяет быть точнее и оперативнее.

Когда компания маленькая, ей можно управлять в ручном режиме. Когда же у тебя большой штат, внушительная клиентская база и соответствующий документооборот, все это систематизировать как раньше очень сложно. Структура предприятия должна быть построена таким образом, чтобы за каждое звено был ответственный человек. Директор производства отвечает за производство, директор по продажам за продажи и т. д. И если между блоками нет взаимосвязи, бизнес работать не будет. Это как в басне Крылова «Лебедь, Щука и Рак»: вроде тянут, а воз не движется.

«САМОЕ СЛОЖНОЕ, КОГДА У ТЕБЯ СТО ПРОБЛЕМ И ТЫ ОДИН»

— Насколько помню, у вас не одно образование?

— Почти параллельно с юрфаком КГУ я отучился в ТИСБИ. Акцент на экономическом образовании был правильным. Я учился больше на маркетолога. Такой специализации еще не было, а рынок этого уже требовал: сегментация, маркетинг, продвижение товара и т. д.

Я всегда старался, получая знания, применять их на практике, а не гнаться за дутыми баллами. И даже будучи наемным работником, стремился отвечать не только за свой узкий участок работы, а за весь бизнес-процесс в целом — мне все было интересно. Хотя моим руководителям это не всегда нравилось.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

«Какой смысл иметь деньги и не иметь всего остального? Ради кого? Ради чего? Чтобы у тебя была машина еще круче или дом еще больше?»

Фото: «БИЗНЕС Online»

 

— Это у вас была генеральная репетиция?

— Не скрою: была. Я всегда думал: вот если бы я был руководителем, что бы, в первую очередь, сделал?

Еще у меня есть правило: если за что-то взялся, надо обязательно доделать самому, а не спихивать эту работу на кого-то или просто тупо ее забросить. Я мог сам поехать отвезти продукцию. И сейчас нет-нет и вспоминаю молодость: сажусь за кару и могу для разминки загрузить-выгрузить пару паллет товара.

— Знаю, у вас множество увлечений.

— На них пока нет времени. Я и на сноуборде не катался два года, и на рыбалку редко выезжал: был полностью погружен в бизнес.

Самое сложное — когда у тебя сто проблем и ты один: ты просто не справляешься ни физически, ни морально. Хочу сказать спасибо своей команде. Без нее достичь того, что я сейчас имею, было бы очень сложно.

— Какой, кстати, вы хотите видеть свою компанию в ближайшей перспективе?

— Через 3-5 лет я должен войти в пятерку крупных федеральных игроков.

— И традиционный вопрос рубрики «Персона: ваши секреты успешного бизнеса?

— Каждый должен заниматься своим любимым делом. Если оно приносит тебе удовольствие, со временем ты станешь профессионалом. Делай качественный продукт — потребитель это оценит и он будет востребован. Рекомендую читать книги успешных людей и посещать семинары действующих бизнесменов. Они помогают многое переосмыслить.

Еще один секрет успеха предпринимателя — рассчитывать только на свои силы. Не ждите, что вас кто-то в чем-то поддержит. Что еще? Верить в себя и прислушиваться к своему сердцу, Любить и не обижать близких. Ну и не стоит забывать про свое здоровье. Иначе неожиданно может случиться все, что угодно.

Люди, которые годами занимаются предпринимательством, откладывая время на здоровье, семью, отдых и хобби, в конечном счете, проигрывают. Какой смысл иметь деньги и не иметь всего остального: Ради кого? Ради чего? Чтобы у тебя была машина еще круче или дом еще больше?

Визитная карточка компаний

ООО «Рыбоперерабатывающий комбинат (РПК) «Ассоль»

Год создания — 1998

Направления работы — переработка и консервирование рыбы, ракообразных и моллюсков

Количество сотрудников — больше 100

Учредители — Сабирова Майя Петровна (100 % УК)

Оборот — 104,9 млн. рублей.

ООО «Торговый дом» (ТД) «Ассоль»

Год создания — 2018

Направления работы — деятельность агентов по оптовой торговле пищевыми продуктами

Учредители — Сабиров Раиль Галимзянович (100 % УК)

Оборот — 371,9 млн. рублей (2018).

Визитная карточка руководителя

Сабиров Гаиль Галимзянович, генеральный директор

Родился 26 ноября 1974 года в Казани.

Образование

Окончил Татарский институт содействия бизнесу (ТИСБИ) по специальности «экономист» (1999), Казанский государственный университет по специальности «юриспруденция» (2001).

Прошел обучение по президентской программе «Повышение квалификации для народного хозяйства» по специальности «маркетолог» (2002).

Трудовая деятельность

2002-2018 — учредитель и генеральный директор ООО «Три кита»

С сентября 2018 года — ООО «РПК «Ассоль», генеральный директор, ООО «Торговый дом» «Ассоль», учредитель

Семейное положение — женат, двое детей
Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/429897

12.09.2019 г. В Томске проходит Всероссийский форум татарских краеведов
Сегодня, 12 сентября, в Центре татарской культуры (ул. М. Горького, 35) и Красной соборной мечети (ул. Татарская, 22) в рамках форума работают тема...
09.09.2019 г. Всероссийский форум татарских краеведов пройдет в Томской области
В Томской области с 12 по 13 сентября пройдет Всероссийский форум татарских краеведов. Об этом сообщает пресс-служба областной администрации. В раб...